Исламская культура

Где место вере в светском Кыргызстане?

20 Январь , 2010
196 просмотров


Автор - Салиев Акылбек Ленбаевич, Бишкек
 
После развала Советского Союза и краха коммунистической идеологии в Кыргызстане, как и на всем постсоветском пространстве начался естественный процесс возврата к историческим и национальным корням, в том числе и духовным. Сегодня, в условиях рыночной экономики и бездумного насаждения западных норм демократии, когда подавляющая часть населения как никогда чувствует незащищенность, уязвимость, страх перед завтрашним днем, а духовный упадок пронизывает все общества, остро встал вопрос о нравственности и духовных ценностях. Но до того, как стали говорить не только о хлебе насущном, образовавшуюся идеологическую пустоту быстро заполнили многочисленные секты и новые течения, несущие чуждые для кыргызов, заимствованные из других стран идеологии. Появилась реальная угроза расчленения страны по идейному и религиозно- конфессиональному признаку.
Проведенные Институтом стратегического анализа и прогноза социологические исследования показывают, что основная часть населения (94 %) исторически относит себя к Исламу. Даже подавляющая часть молодежи идентифицирует себя прежде всего в качестве мусульман, а затем уже в качестве кыргызов. Эсперты ИСАП убеждены, что данный факт следует иметь в виду и государству и религиозным институтам для защиты общества от радикальных течений, религиозной нетерпимости и национализма.
Весьма показателен факт сравнения президентом России В.Путиным российских традиционных конфессий с ядерным щитом, укрепляющим российскую государственность и создающим «необходимые предпосылки для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны». Следует признать, что Кремль одним из первых среди бывших советских республик признал значимость и роль религии в становлении государства. В Центральной Азии, пожалуй, только в Таджикистане до недавнего времени объективно было признано значение религии. Здесь имеется в виду то, что в этой республике была разрешена политическая партия религиозного толка и более того она была представлена в парламенте Таджикистана. Все эти достижения, безусловно, стали результатом сложных процессов и большого труда, как руководства страны, так и религиозных авторитетов, обеспечивших Таджикистану диалог между властью и духовенством. Но такое положение вещей было не во всех странах региона.
Изучая проблемы религиозного экстремизма, эксперты ИСАП пришли к выводу, что Ислам, являясь гуманитарной составляющей общества, оказывая прямое влияние на характер и направленность социально-политических процессов в Кыргызстане, может взять на се6я роль стержня духовного возрождения кыргызского народа и внести заметный вклад в формирование и укрепление государственности Кыргызстана.
Сегодня Кыргызстан стал не только местом, где укоренился пришедший когда-то извне Ислам, но и превратился в мощный источник его дальнейшего распространения. Бесспорно и то, что в настоящее время Ислам в Кыргызстане является важным элементом индивидуального и общественного поведения.
Тенденция «пробуждение» Ислама в Кыргызстане очевидна, и с этим процессом нынешнему и будущим руководителям страны придется считаться, но важнее всего – своевременно найти ему адекватные ответы. Советская государственная политика «научного» атеизма была одной из причин того, что религиозные институты и знания наших мусульман остались на низком уровне. Еще один негативный фактор - длительная изоляция мусульман Кыргызстана от остального исламского мира, от известных и авторитетных центров исламского знания.
Все последние годы особенно после терактов в США государственные деятели, политики, эксперты, обсуждая проблемы религии, как правило, делают акцент только на его негативной стороне, сводя все размышления к поиску путей противодействия религиозному экстремизму. Сегодня более оптимальным видится выработка такого формата отношений государства и церкви, который не только снизит степень угрозы религиозного экстремизма, но и даст возможность использовать религиозный потенциал в интересах государства.
Сегодня в постсоветском Кыргызстане построены более 2-х тысяч мечетей, многократно увеличилось число паломников, совершающих хадж. На деле реализуются права наших граждан на свободу вероисповедания. Негативной стороной такого положения дел становится евангелизация коренного населения. В рамках демократии, соблюдения прав человека и свободы вероисповедания ряд организаций западных стран фактически реализуют лозунг американских протестантских миссионеров Х1Х века – «евангелизация мира». Есть основание полагать, что уход коренного населения в лоно иных церквей – это не только результат усилий южнокорейских или американских проповедников, но в большей мере - низкого уровня религиозной культуры наших мусульман. Повсеместной является невежество не только рядовых верующих, но и служителей культа. Более того, в религиозные лидеры, как правило, стремятся лица, использующие свое положение в личных целях и объективно не заинтересованные в превращении Ислама в фактор демократического обновления Кыргызстана.
Безусловно, сегодня нет достаточных оснований утверждать, что Ислам стал для нынешнего общества действенной опорой для его нравственного и интеллектуального роста. Но в то же время и государство, не имея четких позиции по данной проблеме, ограничивается общими декларациями о признании религии в качестве носителя гуманных ценностей.
Сложные процессы в религиозной и духовной сферах сказались на роли Ислама в политической жизни страны. Фактически Ислам вышел за семейно-бытовые рамки и становится фактором политической жизни страны. И здесь возникает резонный вопрос: готово ли к такому развороту событий государство? Современное мусульманское духовенство и сами верующие слабо демонстрируют активное стремление использовать возможности религии только во благо государства и общества. Скорее можно говорить, что активность проявляют организации и лидеры оппозиционной, а порой и радикальной ориентации, противопоставляющие себя обществу и властям. Пример этому растущая активность радикальной партии «Хизб ут-Тахрир», других экстремистских течений. Поэтому, если оценивать роль ислама в нынешней политической ситуации, то она скорее противоречива, нежели имеет конструктивную направленность. Сложно привести факты успешной борьбы нашего официального духовенства с радикализмом. И здесь можно было бы задать вопрос Духовному управлению мусульман Кыргызстана – что оно сделало в идейном противостоянии с религиозными радикальными проявлениями? Официальное духовенство Кыргызстана беззубо, не видит и не знает, как на своем поле противостоять радикальным взглядам, насаждаемым членами партии «Хизб ут-Тахрир, салафитами. Очевидно и то, что и государство должно изменить свое отношение к исламу, адекватно воспринимать реальное значение этого феномена в жизни современного Кыргызстана. Проще говоря, наша нерасторопность, зашоренность, обусловленная сложившимися стереотипами об исламе, приводит к тому, что государство упускает возможности самой религии для борьбы с религиозным экстремизмом.
Так сложилось, что, борясь с радикализмом, мы привыкли смотреть на ислам как на угрозу для государства и общества. И именно поэтому решение большинства задач в этой сфере поручено, прежде всего, правоохранительным органам и силовым структурам. Подобная однобокость не отвечает нашим актуальным потребностям. Власть, как показали последние выборы в парламент страны, оказалась не готовой к проникновению ислама в политическую ткань нашего бытия. Хотим мы этого или нет, но ряд общественных организаций, созданных мусульманами, уже сегодня являются прообразом будущих политических партий, хотя, Конституция страны не дает правовых оснований для их создания по религиозному принципу. Новый этап развития, в который вступил сегодня Кыргызстана, настоятельно требует разработки государственной политики по максимальному вовлечению нравственного и интеллектуального потенциала ислама в процесс демократических преобразований в стране. Новый формат отношений государства и религии должен предполагать не грубое вытеснение ислама из политики по принципу «запретить и не пущать», а направление его политической активности в русло, отвечающее интересам государства. Эффективность государственного подхода будет выше, если параметры участия ислама в политике получат исламское обоснование, если это участие будет опираться на позитивные начала мусульманской политической и правовой культуры, адаптированные к условиям светского государства. Иными словами, власть должна влиять на выработку исламом такой политической концепции, которая отвечала бы государственным интересам.
Обозначенную выше задачу надо решать в общем контексте противодействия актам экстремизма, апеллирующего к исламу. Здесь нельзя обойтись только жесткими законодательными запретами.
Не менее важен идейный аспект - ведь прочность позиций мусульманских радикалов объясняется теоретической обоснованность их действий исламскими концепциями, а не только нерешенностью политических, социально-экономических и иных проблем. И если по другим направлениям борьбы с этой угрозой уже приняты достаточно действенные меры, в том числе и в рамках широкого международного сотрудничества, то идейное противостояние радикалам пока остается вне внимания государства. Подорвать же влияние деструктивных сил возможно только при выработке своей исламской идейной альтернативы, противопоставленной экстремизму и терроризму.
При разработке стратегии государства в отношении ислама власть должна в обязательном порядке исходить из следующих принципов. Прежде всего, следует констатировать, что государство не только не противодействует исламу и не рассматривает его как противника, напротив считает возрождение ислама фактором стабильного развития страны, видит в исламской культуре важную составляющую часть жизни общества. Мы все четко должны осознать, что исламские ценности - не угроза национальным интересам и безопасности Кыргызстана, а ее потенциальное богатство и подспорье.
Государственные деятели, чиновники и политики должны помнить, что ислам - не чуждый для нас феномен. Это неотъемлемая часть нашей истории и культуры, образ жизни наших граждан. В рамках этой культуры сформировалось богатое идейное наследие, включающее и политико-правовые концепции. Да, в исламской культуре сложились самые разные взгляды на основы власти и права, на отношения человека и государства, на общество в целом. Некоторые из этих концепций используются для оправдания политического экстремизма. Но главным в идейном наследии ислама является теоретическое обоснование таких принципов, как умеренность, стабильность, лояльность по отношению к власти, совещательность, стремление к компромиссу, предупреждение вреда. Исходные исламские начала, их трактовка авторитетными учеными являются убедительным аргументом против идеологии исламского экстремизма и терроризма. Политико-правовое учение ислама может и должно служить не экстремистам, а демократическим силам, работать не на дестабилизацию, а на консолидацию общества и государства.
К большому сожалению, властные структуры, разрабатывающие и осуществляющие правовую политику, не обладают достаточным опытом решения проблем мусульман с учетом исламского права. В данном контексте чрезвычайно важно более внимательно подойти и к такой теме как отношение государства к мусульманско-правовой культуре. В настоящее время шариат воспринимается властными структурами как символ исламского фундаментализма и сепаратизма, что свидетельствует о крайне поверхностном восприятии ислама. При том, что ислам поощряет стремление к знаниям, мы сегодня являемся свидетелями элементарного невежества, а ведь мусульманская правовая культура могла бы помочь решению столь актуальной задачи, как подведение под политику нравственных основ.
Учитывая возросшее влияние ислама на общество, светская власть не может не учитывать в его сознании исламскую составляющую. В противном случае мы рискуем в ближайшем будущем лишиться общественной поддержки.
И еще один крайне важный момент - ислам - значимый фактор международной жизни. От грамотной политики государства в этом направлении во многом зависят перспективы сотрудничества Кыргызстана с мусульманскими странами, а значит – и его роль в современном мире.
Сегодня становится очевидным, что борьба против терроризма эффективна в союзе с теми исламскими государствами, которые сами становились объектами атак террористов. И здесь можно с уверенностью сказать, что мы практически никак не используем потенциал международных мусульманских организаций и первую очередь Организации исламского сотрудничества (ранее ОИК) в таких вопросах, как утверждение истинных исламских ценностей в качестве идейной альтернативы экстремизму, выступающему под лозунгами ислама. И если в военной, организационной, информационной сферах основными союзниками Кыргызстана в борьбе с международным терроризмом является прогрессивное мировое сообщество, то главным партнером нашей страны в идейно-теоретическом противостоянии исламскому терроризму могут стать умеренные мусульманские режимы и авторитетные центры просвещенной исламской мысли. Например, мы не придаем должного внимания такой проблеме как толкование понятия джихада и путей его осуществления в современных условиях. А ведь на эту тему ученые исламских государств уже дали свои современные оценки, которые могут непосредственно коснуться Кыргызстана, его безопасности. Иными словами, Кыргызстан и исламские страны могут и должны сотрудничать в идейном разоружении тех, кто использует постулаты ислама вопреки его истинным ценностям.

Источник:  Время Востока, 5 января 2017 года - http://easttime.ru/analytics/kyrgyzstan/gde-mesto-vere-v-svetskom-kyrgyzstane/12574