Исламская культура

Фронтовой хирург-мусульманин: воспоминания детей

20 Декабрь , 2016
327 просмотров


Фронтовой хирург-мусульманин: воспоминания детей

 

Главный хирург Таджикской ССР — он приглашал фронтовых врачей на работу, так как знал, что более опытных специалистов не найти. Гуфран Таиров (1.05.1913–22.07.1975) прошел войну и награжден двумя орденами и четырьмя медалями. Твердость духа, целеустремленность, уникальный хирургический опыт и тысячи операций, которые он провел во время Великой Отечественной войны, позволили ему поднять хирургию на Родине.

 

Душа компании, добрый друг и непререкаемый авторитет для многих врачей; всегда открытый, но задумчивый и неразговорчивый с неизменной папиросой «Герцеговина Флор» — таков наш герой, твердый и непреклонный в медицинских вопросах главный хирург Таджикской ССР Гуфран Таиров. Все, кто знал Таирова лично, подтвердят — он никогда не был партократом и к высшим постам не стремился. Видеть главное его научила война. 

Твердым характером Гуфран Таиров напоминал свою маму — Назиру. Выражая свое почтение, люди называли ее Би-Назира — приставка «би» употребляется, чтобы выразить свое особое уважение. За авторитет и мудрость соседи прозвали ее «Би-Назира-комиссар». 

Отец семейства, Шакир, работал управляющим угольными шахтами купца Дорогомилова в Бухарском эмирате, в Ташкенте. По служебным вопросам он нередко вместе с женой посещал Россию, где Би-Назира и выучила русский язык. Много позже, после смерти мужа и национализации имущества большевиками, именно знание языка помогло ей поднять детей. 

Оставшись с 16-летней дочерью Умринисо и 5-летним сыном Гуфраном, Би-Назира работала переводчиком в госпитале — помогала русскоговорящим докторам общаться с пациентами на узбекском и таджикском языках. Это и предопределило выбор профессии: по настоянию матери дети получили медицинское образование. 

Окончив Среднеазиатский медицинский институт (САМИ) в Ташкенте, Умринисо стала первой женщиной-стоматологом в Таджикистане, а Гуфран прошел войну фронтовым врачом и стал главным хирургом Таджикской ССР.  

Дорогами войны  

Мать женила Гуфрана по местным обычаям — в 16 лет. И сразу же после свадьбы последовало исключение из комсомола: человек со старыми убеждениями не мог стать прогрессивной частью современной молодежи того времени. Уже после войны Гуфрана не раз приглашали вступить в партию, но будучи верующим человеком и имея собственные убеждения, он тактично отказывался — его состоятельность подтверждал не партбилет, а хирургическое мастерство. 

Институт Гуфран окончил в 1935 г., отслужил в армии и работал хирургом в местной больнице. В августе 1941-гобыл призван на фронт — начал конным кавалеристом, но когда выяснилось, что он квалифицированный врач, его перевели в хирургический взвод. 

— Если бы изначально разобрались, что Гуфран врач, то, скорее всего, он попал бы не на фронт, а в тыловой госпиталь, — говорит младшая дочь Зухра. 

Но судьба распорядилась иначе, и ему довелось пройти всю войну в составе 17-й гвардейской кавалерийской дивизии, сформированной еще в 1920 г. как 7-я Туркестанская кавалерийская бригада. Гуфран стал ординатором-хирургом 24-го полевого подвижного госпиталя по Западному фронту — одному из самых сложных и тяжелых фронтов ВОВ. 

В августе 1942 г. дивизия, в которой он служил, участвовала в Ржевско-Сычёвской наступательной операции, а в последующем совершала отважные рейды по тылам противника в районах городов Гжатск, Сычёвка, Ржев, Белый. 

Хирургический взвод работал на износ: полевые госпитали разворачивали буквально в нескольких сотнях метров от линии фронта, врачи оперировали раненых круглосуточно и в условиях постоянных бомбежек. Молодому хирургу Гуфрану приходилось иметь дело с огнестрельными и минно-взрывными ранениями, термическими ожогами, обморожениями. 

С ноября 1942-го по январь 1943 г. кавалеристы провели рейд по немецким тылам на глубину 380 км. Это единственный военный эпизод, о котором знают дети и внуки Гуфрана: 40 дней дивизия шла в условиях сурового мороза, провизия закончилась — бойцам и врачам приходилось есть разваренную кору и размоченные кожаные ремни. 

— Кругом грязь, вши, в полевом госпитале заканчиваются лекарства, бинты, и силы на исходе, — вспоминает рассказ отца средняя дочь Хикоят. — Но хирурги продолжали работать днем и ночью. 

В 1943 г. Гуфран Таиров возглавил хирургический взвод 17-й гвардейской кавалерийской дивизии, с которой прошел до Берлина. Выживать было непросто, но Гуфрану помогал его неутомимый нрав и любовь к жизни. Он шутил с сослуживцами-врачами и ранеными бойцами. Не забывал писать. Но на фарси письма не пропускала военная цензура, а на кириллице жена читать не умела: поэтому письма супруге читали ее дети. 

О войне Гуфран рассказывать не любил. — Слишком тяжелые воспоминания, — считает его младшая дочь. Война научила Гуфрана курить: сначала перекуры были просто минутой передыха, а после — возможностью остаться наедине со своими воспоминаниями. Дети Гуфрана рассказывают, что свою любимую папиросу «Герцеговина Флор» он курил обычно в задумчивости и с отрешенным видом. 

Мирное время 

После войны Гуфран еще год работал в госпиталях Германии. Он демобилизовался в 1946 г. и вернулся домой, где его ждали жена и четверо детей, которые не узнали отца. Своего единственного сына, который родился в начале 1942 г., Гуфран и сам впервые увидел после войны. По местным традициям, когда в семье рождается сын, родители устраивают туй — грандиозный праздник с щедрым угощением. Но какой уж тут праздник: послевоенная разруха, голодные времена... 

Счастливый отец нашел выход из ситуации: он продал привезенный с собой из Германии мотоцикл, и на вырученные деньги вся махалля — улица и примыкающие к ней дома — гуляла три дня. Плов и мясо были царским угощением. 

Широкой и щедрой душой Гуфран дорог своим близким и памятен людям, которым довелось с ним работать. Благодаря огромному и уникальному опыту хирургических операций, тысячи из которых он провел во время войны, Гуфран Таиров поднял хирургию в Таджикской ССР на новый уровень и вырастил целое поколение врачей. Он никогда не стремился к высшим постам и навсегда сохранил глубокое уважение к врачам — он приглашал фронтовых хирургов на работу, так как знал, что более опытных специалистов не найти. 

Читая подобные истории жизни, доблести и человечности, кажется, что уж эта история не о нас — она о прошлом, о другой стране, других людях и другом времени. Но именно те люди заложили фундамент нашей жизни, а мы должны ее достойно продолжить и помнить о той войне и ее героях!

 

Подготовили

Людмила Оробец, Екатерина Печуричко

«Урология сегодня» 2015 г. № 2 (36) - для Медина аль-Ислам, № 8 (166).

Источник - http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/38371/