Исламская культура

КАК ДОЛЖНЫ ОДЕВАТЬСЯ ШКОЛЬНИКИ В РОССИИ? - СПОРИМ

01 Декабрь , 2018
6 просмотров


Очень возможно, что в конечном счете нашему обществу придется окончательно определиться в пользу одного из вариантов: либо вводить жесткий официальный «дресс-код», будучи готовым к наказанию нарушителей и принимая все возможные последствия такого шага. Либо же вовсе отказаться от регламентации на сей счет, доверив выбор цвета волос и головных уборов ученикам и их родителям. Ситуация, когда «нельзя, а на самом деле можно, поскольку санкции не предусмотрены», аналогична попытке усидеть на двух стульях – со временем такая конструкция развалится, кого-нибудь при этом раздавив. 

Почему современные подростки красят волосы в синий цвет? Должно ли руководство школ с этим бороться? И какова связь между вычурными прическами и религиозной атрибутикой, в частности, хиджабом? Новый скандал в одной из провинциальных российских школ показывает, что эти вопросы взаимосвязаны и несут для страны потенциальную угрозу.

Очередной скандал вокруг школьницы с «неправильной» прической произошел в Бердске – втором по величине городе Новосибирской области. Администратор одной из школ выгнала ученицу с занятий и отправила домой «отмывать голову», поскольку девочка перекрасила несколько прядей волос в голубой цвет. По словам родителей школьницы, чье имя и возраст не указываются, теперь она «боится ходить в школу».

Похожие случаи не так давно произошли в Санкт-Петербурге и Перми. Учитывая, что перекраска волос в химические цвета пользуется спросом как минимум в среде столичных подростков, можно предположить, что подобных случаев гораздо больше, но в целом администрация школ старается избегать конфликтов с учениками и их родителями из-за причесок. И хорошо, что старается, считает заслуженный учитель России, член-корреспондент Российской академии образования Евгений Ямбург.

«Это глупый и бессмысленный поступок (со стороны администрации школы – прим. ВЗГЛЯД). В таком возрасте дети хотят выделиться, самовыразиться. Это чисто внешняя вещь, она меняется с годами. Я уже 43-й год работаю директором школы и могу сказать, что акцентировать такие вещи глупо», – заявил учитель газете ВЗГЛЯД, напомнив, что советская педагогика проиграла очень много подобных «войн»:

«Боролись с длинными волосами у школьников. Стояли директора, давали по три рубля на стрижку этим ребятам. Прошли годы – теперь старики ходят с длинными волосами, косичками и серьгой в ухе, это не вызывает удивления. И, наоборот, стало модным брить головы... Раньше смывали макияж с девочек, воевали с сережками, джинсами, но все это – такая глупость, в этом нет педагогики. Это школа, а не казарма. Да, должен быть порядок, но надо заботиться о серьезных вещах, о развитии личности. А наше общее отсутствие толерантности – это беда, и мы такими придирками воспитываем агрессию и ненависть друг к другу».

Мнения о том, насколько унифицированным должен быть внешний вид школьников, могут быть разными, но у заслуженного учителя оно именно такое. А российское законодательство если и не солидарно с учителем, то точно не находится на стороне администрации бердской школы. В Перми, где разразился похожий скандал, прокуратура возбудила административное дело в отношении директора гимназии, учениц которой отстранили от занятий из-за розового цвета волос. Статья КоАП РФ, о которой идет речь в данном случае, называется «Незаконное ограничение права на образование».

Даже если в уставе школы прописан четкий и жесткий «дресс-код», внешний вид «не по форме» может повлечь за собой замечание и вызов родителей в школу, но никак не отстранение от занятий. Право на среднее образование прописано в Конституции, а родители и государство обязаны обеспечить реализацию этого права.

Казалось бы, всё просто и понятно: дело школ – давать среднее образование вне зависимости от цвета волос учащихся, а выбор прически – сугубо частное дело. Но на самом деле мы упираемся в проблему, которая может быть не видна на первый взгляд, но поднимает серьезный и болезненный для части общества вопрос – почему приходить на урок с синими волосами можно, а в хиджабе нельзя?

Вопрос этот тем более болезненный, что исламский хиджаб и перекрашенные в синий цвет волосы могут восприниматься как явления-антагонисты. Неизвестно, чем продиктован выбор прически у школьницы из Бердска, возможно, ничем значительным. Но подобный цвет волос характерен для поклонников аниме-культуры, а в Дагестане как раз на днях после серии угроз был отменен аниме-фестиваль. Мол, аниме не соответствует «культурным нормам» Дагестана.

Есть и еще одно объяснение – потенциально крайне скандальное, хотя касающееся немногих. В 2013 году высшую награду Каннского кинофестиваля получил французский фильм «Жизнь Адель», в центре которого – однополый роман молодых девушек. Одна из его героинь по имени Эмма красила волосы в голубой цвет, что имеет определенное значение для сюжета. В итоге картина стала культовой, и часть девушек, относящих себя к ЛГБТ, теперь красят волосы по примеру Эммы.

Получается, вопрос может быть поставлен следующим образом: государство разрешает «извращенкам» выглядеть так, как им хочется, но диктует правила внешнего вида «правоверным». И совершенно очевидно, что это крайне взрывоопасная постановка вопроса, который способен вызвать в нашем пестром обществе весьма горячий конфликт.

Скандалы вокруг запрета на ношение хиджабов и других внешних религиозных атрибутов в средних школах хорошо известны. Известно и то, что Верховный суд в этом вопросе занял сторону школьной администрации, а среди противников религиозной составляющей в одежде школьников такие люди, как президент Владимир Путин и министр образования Ольга Васильева. В то же время, как мы видим на примере Перми, в скандале с синими волосами государство встало на сторону родителей, запретив школе диктовать свой «дресс-код».

При этом в специальном письме Минобрнауки РФ «Об установлении требований к одежде учащихся» от 28.03.2013 сказано следующее: «Внешний вид и одежда учащихся... должны соответствовать общепринятым в обществе нормам делового стиля и носить светский характер». Да, хиджаб – это не светская одежда, но и синие волосы не «общепринятый в обществе деловой стиль». И что же мы тогда имеем? Дискриминацию? Давайте разбираться.

В СМИ нередко можно встретить утверждение, что в школах РФ ношение хиджаба запрещено. Но это либо искреннее заблуждение, либо (зависит от контекста) антисветская пропаганда. Федеральный закон «Об образовании в РФ» не регулирует внешний вид учащихся (за исключением особых случаев вроде военных академий) и предлагает школам определяться по этому вопросу самим, учитывая мнение учеников и их родителей.

Однако региональное руководство имеет право вводить стандарт одежды для школьников, что и было сделано сперва в Ставропольском крае, а потом и в Мордовии. Скандалы именно в этих субъектах РФ вызвали в обществе дискуссию о хиджабах в образовательных учреждениях.

Ставрополье – это такой русский фронтир, где русское население, пока еще составляющее большинство, довольно резко реагирует на исламизацию, обусловленную миграционным притоком с Северного Кавказа. Мордовия и вовсе совершенно особый случай, упирающийся в богатое татарское село Белозерье, где на три тысячи человек приходится восемь мечетей. По данным ФСБ, как минимум 20 уроженцев Белозерья теперь воюют за ИГИЛ*, а соцсети наводнили фотографии якобы местных школьниц, позирующих не только в хиджабе, но и с оружием в руках.

Именно родители из Белозерья, которое в местных СМИ называют «мордовским халифатом», вели тяжбу с региональными властями, проиграв в итоге в Верховном суде. Но ВС всего лишь подтвердил право региона вводить ограничения на одежду школьников, а не распространил этот запрет на всю страну. Сейчас ограничения такого рода, помимо Ставрополья и Мордовии, действуют в Астраханской, Мурманской и Ростовской областях. А в Чечне, напротив, специально гарантировано право школьниц на ношение хиджаба.

И, наконец, главное: мордовские школьные правила запрещают «появляться в образовательных организациях с волосами, окрашенными в яркие неестественные оттенки». То есть синие волосы запрещены в той же степени, что и хиджабы. Но в обоих случаях запрет не подкреплен и не может быть подкреплен применением каких-либо дисциплинарных взысканий – это противоречит закону, что и демонстрирует случай в Перми.

Таким образом, вопрос «школьного дресс-кода», говорим ли мы о хиджабах или о синих волосах, по факту не урегулирован: государство в лице администрации средней школы или профильного регионального министерства на локальном уровне может запретить и то, и это, но только «на словах» – какие-либо репрессивные меры к нарушителям находятся под куда более надежным запретом, за нарушение которого санкции как раз предусмотрены. На практике ничто не помешает школьникам красить волосы хоть в фиолетовый, заодно надев сверху бурку.

Очевидно, что это довольно шаткая конструкция, которая будет периодически порождать скандалы, подобные бердскому или белозерскому.

Во Франции, где демонстрация религиозной атрибутики запрещена не только в школах, но и в ряде других общественных мест, наказание для нарушителей предусмотрено – штрафы. Но должны ли мы идти по пути Франции и «довести начатое до конца» – вопрос спорный.

Заслуженный учитель Ямбург, говоря о том, что бороться с синими локонами в школе бесполезно либо вредно, скорее всего, прав. У современных школьников есть интернет и хорошее чувство локтя: попытки запретить что-либо то тут, то там регулярно нарываются на всероссийские флешмобы протеста. Относительно недавние кейсы – политические лозунги на школьной доске в красноярском поселке Таежный и пародийное видео курсантов летного училища в Ульяновске. Когда администрация попыталась «показать силу», это спровоцировало появление десятков и даже сотен аналогичных лозунгов и видео.

Получается, мудрее не заметить, если ты не способен довести свой запрет до логического конца – наказания. Государство может быть жестким, но не может казаться слабым и смешным. Введение неоднозначных запретов, которые показательно не соблюдаются, подрывает его авторитет.

Вопросы, напрямую касающиеся религии, в этом смысле еще опаснее. И неизвестно, что хуже. То, что в какой-то момент особо религиозные семьи начнут откровенно плевать на «светский дресс-код», а государство будет вынуждено бессильно отступать перед их волей. Или то, что дети из таких семей вовсе не будут ходить в школы, окукливаясь в радикализме родителей. В последнем случае, если не предусмотрена альтернатива в виде, например, обучения на дому, власти обязаны вмешаться, что мусульманские проповедники неизбежно подадут как «борьбу с исламом в России» и «порчу детей», а это чревато.

Очень возможно, что в конечном счете нашему обществу придется окончательно определиться в пользу одного из вариантов: либо вводить жесткий официальный «дресс-код», будучи готовым к наказанию нарушителей и принимая все возможные последствия такого шага. Либо же вовсе отказаться от регламентации на сей счет, доверив выбор цвета волос и головных уборов ученикам и их родителям. Ситуация, когда «нельзя, а на самом деле можно, поскольку санкции не предусмотрены», аналогична попытке усидеть на двух стульях – со временем такая конструкция развалится, кого-нибудь при этом раздавив.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"

Источник: https://vz.ru/society/2018/11/30/953017.html