Исламская культура

ХАДЖИ ОЛЬГА ПАВЛОВА: «У МЕНЯ БЫЛО ОЩУЩЕНИЕ, КАК БУДТО Я В КОЛЫБЕЛИ»

07 Октябрь , 2018
18 просмотров


ХАДЖИ ОЛЬГА ПАВЛОВА: 

«У МЕНЯ БЫЛО ОЩУЩЕНИЕ, КАК БУДТО Я В КОЛЫБЕЛИ»

 

В 2018 году хадж к святым местам в Мекке совершили 22 с половиной тысячи российских мусульман. И среди них была Ольга Сергеевна Павлова – кандидат педагогических наук, доцент  кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования в Московском государственном психолого-педагогическом университете. Ольга Павлова, имеющая исламское имя Алия, является председателем правления Ассоциации психологической помощи мусульманам http://islampsiholog.ru.

 

Вместе с Ольгой Сергеевной в хадже побывал и ее супруг – Али Вячеслав Полосин, доктор философских наук, кандидат политических наук, заместитель директора  "Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования".  

 

 – Ольга, вы недавно вернулись из хаджа – это один из столпов ислама и мечта жизни каждого соблюдающего мусульманина. Это ваш первый хадж?

 

– Да. Это мой первый хадж.

 

– Вы могли бы поделиться с нашей аудиторией, как вам Бог дал такую возможность?

 

–  По милости Всевышнего, это произошло для нас совершенно неожиданно. На самом деле, я мечтала попасть в хадж с самого начала – с того момента, как приняла ислам, а этому уже более пяти с половиной лет.  Я всегда думала о том, что я поеду в хадж. Но я хотела совершить это паломничество, когда я выйду замуж, и обязательно со своим мужем. Почему-то у меня был именно такой вот ният – мне казалось, что очень важно совершить паломничество именно в супружеской паре, чтобы вместе переживать чувства, связанные с хаджем, вместе потом всю эту энергию, которая там зародилась, аккумулировать в своей семейной жизни.

 

Поэтому я всегда Всевышнего просила о том, чтобы вместе с мужем совершить хадж. И действительно – Всевышний слышит наши молитвы – в этом году по приглашению Всемирной мусульманской лиги нам удалось осуществить это паломничество! И я очень благодарна Всевышнему Аллаху, что Он послал нам такую возможность.

 

– Как известно, хадж – это не только великое, приятное, но и опасное путешествие. Насколько мы знаем, много раз во время хаджа происходили страшные несчастья, трагедии – то давка, то пожар, то эпидемии. Вы не боялись? Вас не одолевали мысли, что такое может случиться?

 

–  Конечно, определенные опасения, связанные со сложностями, которые могут быть в жизни паломника, у меня были. 

 

Во-первых, есть сложности, которые происходят всегда, которые являются, так сказать, необходимыми испытаниями хаджа, потому что очень много людей собирается в одном месте и, конечно, есть проблема каких-то инфекций. Поэтому многие люди на лице носят защитные марлевые повязки, чтобы их избежать. Конечно, в хадже многие простужаются – из-за того, что много кондиционеров, пьют холодную воду, так как очень жарко. Мы там тоже немножко простудились. Но, слава Богу, все быстро прошло.

 

Что касается всяких происшествий, связанных с техническими  особенностями организации хаджа, то мне кажется, что сейчас организаторы хаджа учли все те отрицательные моменты, которые были раньше. И нам фактически удалось избежать нахождения в большом скоплении людей. Мы помнили про те экстремальные ситуации, которые были связаны с хаджем, когда, например, в джамрате – во время побивания камнями шайтана – погибли люди.

 

Сейчас джамрат  представляет собой огромный комплекс высокотехнологичных зданий, людские потоки там очень хорошо распределены и вообще проблем с давкой  не было никакой.

 

– То есть,  на ваш взгляд, саудовские власти извлекли уроки из тех страшных трагедий?

 

– Безусловно. Мы вообще имели возможность наблюдать за подготовкой и организацией хаджа, потому что Гостевой дом Всемирной мусульманской лиги находится в самой долине Мина, и еще до того, как туда заехали паломники, мы уже жили в этой долине и видели, как там все это устроено – насколько там много всяких различных служб, полицейских.  Масштабы подготовки впечатляли. 

 

Конечно, самое людное и самое посещаемое место – это Кааба. 

 

– Что вы испытали, когда увидели Каабу?

 

– Вы знаете, это совершенно какие-то невероятные эмоции, которые просто захлестывают! В один из моментов обхода – тавафа – мне даже удалось дотронуться до Каабы и почувствовать, как она дышит! Это какое-то необыкновенное восприятие вот этой энергетики, которая идет от Каабы, это просто какой-то подарок от Всевышнего. Очень много чувств испытала!

 

Мне даже сложно об этом говорить, потому что это настолько глубоко, настолько перевернуло все внутри. Вот это ощущение от Каабы остается, и я надеюсь, что Аллах даст пронести его через всю жизнь.

 

Но возвращаясь к теме трудностей хаджа, могу сказать, что к моменту начала хаджа, когда мы уже сделали намаз на начало хаджа, все наши страхи и переживания сразу улеглись каким-то чудесным образом.  

 

Несмотря на то, что мы понимали, что у нас впереди пять дней, связанных с нахождением на Арафа, и Моздалифа, и побиванием шайтана камнями, и тавафом вокруг Каабы, тем не менее, почему-то я испытала там чувство, которое я не испытывала с детства. У меня было ощущение, как будто я в колыбели! Чувство полнейшей безопасности, благополучия и полной безмятежности контексте  вот именно опасности. Это не то, чтобы безмятежность какая-то безмозглая…

 

– Наверно, чувство защищенности?

 

– Да, вот именно – чувство защищенности! Дело в том, что паломник в это время абсолютно отстраняется от всех мирских забот. Мы выключали телефоны, чтобы известия из другого, бытового, мира нас не волновали.

 

Паломник полностью погружается в созерцание, молитвы, поклонение, когда тебя ничто другое не отвлекает. И возникает именно ощущение такой полной безопасности, умиротворения, покоя, духовного и душевного равновесия какого-то. Очень благостное чувство какое-то. К сожалению, я не испытываю его в обычной жизни. Но, наверно, так и должно быть. Почему люди стремятся попасть в хадж из года в год, почему они возвращаются  туда?

 

Потому что эти места, связанные и с нашим пророком Мухаммедом (САС), и с предыдущими пророками, они действительно наполняют тебя вот этим светом, этой энергетикой, ощущением связи с прошлым, с историей, и ты прямо это чувствуешь органически, попадая туда. Это, конечно, необыкновенные места!

 

– А вы вместе с мужем за руку обходили Каабу или мужчины и женщины отдельно это совершают?

 

– Во время обрядов хаджа мужчины и женщины смешаны. 

 

И я обратила внимание, что супружеские пары обходят Каабу, держась за руку. Очень многие мусульманские пары держат друг друга за руку, и это очень трогательно выглядит, видно сразу, что это супруги. И это очень энергетически значимый эпизод  – быть в этой ситуации вместе со своей половинкой, потому что вот эта вот энергия не то, что удваивается, а десятикратно умножается!

 

– Как вы пришли к исламу? Во сколько лет вы поняли, что это ваша религия?  Насколько я помню, вы относитесь к какой-то кавказской народности. Расскажите немножко  о себе.

 

– Мое происхождение представляет какую-то смешанную этническую мозаику. У меня предки, действительно, с Кавказа – представители удин. Удины – это христианский народ, проживающий на территории современного Азербайджана, в окружении мусульман, но сохранивший свою религиозную идентичность, свою веру, религию. Интерес к исламу у меня проснулся достаточно рано.

 

Дело в том, что я очень много провела исследований  на Северном Кавказе среди мусульман, меня всегда интересовала эта религия, как она взаимодействует с традициями, как она исторически появилась на этой территории.  У меня очень много друзей с Северного Кавказа. Я там часто очень бывала и бываю. Поэтому у меня давно созрел интерес к исламу и желание стать мусульманкой. Но в силу разных обстоятельств  период раздумий и размышлений на эту тему и, скажем так, понимания себя в этой религии был достаточно долгим.

 

Поэтому непосредственно сам момент принятия религии произошел уже после 40 лет. Тем не менее, я уже мысленно настолько была в этой религии, что даже мой на тот момент 13-летний сын, когда я сказала ему, что приняла ислам, он посмотрел на меня с удивлением и сказал: «Мама, я думал, ты ведь  всегда была мусульманской веры».

 

– Что бы вы хотели пожелать тем, кто хочет совершить хадж, для кого это пока не осуществленная мечта?

 

– Ну, во-первых, я искренне желаю всем, кто не был еще в хадже, обязательно попасть в хадж, иншалла.

 

Самое главное, что надо для этого делать – это доа (молитва), потому что Всевышний нас слышит, и наши искренние молитвы Он принимает, и Он откроет дорогу в хадж, тем, кто туда хочет, собирается, кому это очень нужно, необходимо. Поэтому надо просто делать доа, чтобы Всевышний облегчил хадж.  И появляются такие возможности! 

 

Вот в этом году так сложилось, что у очень многих моих близких друзей и знакомых неожиданным образом открылись дороги в хадж! И супружеские пары поехали в хадж, и другие мои коллеги по нашей «Ассоциации психологической помощи мусульманам» тоже. Причем, все говорили о том, что совершенно неожиданно вдруг откуда-то пришло приглашение.

 

Да-да! От Всевышнего, конечно! Всевышний нам открывает дорогу, если мы действительно искренне просим об этом и мы готовы уже к этому совершению. По своим впечатлениям я могу сказать, что первые годы принятия ислама у меня не было этой готовности – страхов и опасений у меня было больше, чем понимания того, зачем это нужно.

 

Надо было прожить и иметь определенный духовный опыт, чтобы осознать смысл этого действия, чтобы оно глубоко проникло в тебя. Это придет тогда, когда человек уже будет готов к хаджу, когда это будет необходимо, станет возможно и совершится наилучшим образом, иншалла.

 

Беседу записала Аида СОБОЛЕВА - для журнала "Мусульманка" (Москва).