Исламская культура

О творческом наследии Я.В.Чеснова – к истокам антропокультуры

12 Сентябрь, 2018
44 просмотров


Татьяна Селина

О творческом наследии Я.В.Чеснова – к истокам антропокультуры

 

Прошло более трёх с половиной лет с тех пор, как от нас ушёл наш соотечественник, полевой антрополог и мыслитель Ян Вениаминович Чеснов (16.10.1937 - 28.12. 2014). Его работы по этнографии Юго-Восточной Азии и этнологии Кавказа, человеческому потенциалу России вошли в золотой фонд нашей культуры и стали национальным достоянием России. Его антропология замышлялась как Большая антропология культуро- и антропоценоза, человеческого потенциала. Его взор был обращён в будущее России, к антропным истокам гуманитарного мышления и человека-гумануса.

Предметом его исследований стала духовная культура ныне живущих народов и ушедших цивилизаций. Забота о современных и будущих поколениях россиян обратила его взор к антропным истокам грядущей техноантропогенной цивилизации, к образу "человека гуманного" - Гумануса. Он оставил нам целый мир – своё понимание истоков становления антропокультуры, восходящей к архаике и сохранившей следы в народной культуре.

На основе своего полевого материала, собранного в различных регионах нашей страны (особенно у горных народов), ему удалось узреть сами истоки человеческого жизни – витальную онтологию как единую эмбриональную цепь ныне живущих, прошлых и будущих поколений. И наша задача - достойно распорядиться тем духовным наследием, которое завещал нам Чеснов.

Остались неопубликованными рукописи его книг по абхазской культуре долгожительства как ресурсе человечества ("Прометоиды: философско-антропологический подход к долгожительским культурам") и неоконченная книга по антропологии антропоценоза («Антропоценоз: реконструкция средствами народной культуры»). Они ждут своего издателя.

Идея разработки стратегии освоения творческого наследия Чеснова   возникла в связи с подключением к методологическим работам экспертного сообщества консультантов по СМД-методологии. По сути это был нулевой цикл работ, общественная экспертиза  по освоению творческого наследия Чеснов, которая проводилась в рамках подготовки вторых чтений его памяти, которые должны были состояться 16 октября 2017 года  в Грозном – на малой родине  Яна Вениаминовича. Это год его 80-летия - подведения промежуточных итогов и определения новой стратегии в освоении истоков антропного потенциала народной культуры в творческом наследии учёного.

Контуры коллективной экспертной оценки рождались здесь-сейчас-теперь в онлайн режиме в ходе полугодового обсуждения принципиальных точек бифуркации профессиональной деятельности Чеснова, которые во многом предопределили новое проблемное поле его методологии антропных истоков народной культуры. Ритм и динамика обсуждения сложных организованностей народной культуры в сетевом открытом пространстве Фейсбука стали креативным прецедентом достойным антропного потенциала народной культуры.   Участниками экспертного сетевого методологического сообщества стали Александр Соколов, Владислав Иванович Редюхин, Александр Григорьевич Штанько, Виктор Тодорюк (Украина).  Слова огромной благодарности - всем участникам этого обсуждения за содержательный разговор, который позволил по-новому увидеть и развернуть истоки становления антропного потенциала человека в его онтологической перспективе к человеческому поступку.

Мы двигались от изучения творческого наследия учёного к его освоению, что возможно только через организацию различных форм практики. Это большая и очень интересная работа – освоить истоки антропного потенциала народной культуры в творческом наследии учёного.

Контуры коллективной экспертной оценки рождались здесь-сейчас-теперь в онлайн режиме в ходе полугодового обсуждения принципов, способов и методов профессиональной деятельности Чеснова как полевого антрополога. Именно поле (полевые исследования, особенно на Кавказе) задавало особенность его подхода к народной культуре, к её антропным истокам.

Независимость и внутренняя свобода – то, что было внутренним стержнем Яна Вениаминовича Чеснова, исходным принципом его профессиональной деятельности. Способность «узреть», «увидеть» и «услышать» антропное начало в своей собственной и в иных культурах - были первичными абсолютными ценностями его восприятия народной культуры, её изначальных глубинных организованностей - культуро- и антропоценоза - в их креативном потенциале от прошлого к настоящему и будущему. И искал он этот потенциал в искусственно-естественном модусе распределительно-топических организованностей антропного экрана локально-региональной по своей сути народной культуры.

Он связал Небо и Землю народной культуры одной своей жизнью, продвигаясь шаг за шагом в разработке и принятии всё новых решений-проектов, превратив их в средство организации своей исследовательской деятельности как вспомогательного инструмента экспериментально-конструкторских работ. И пройдя путь ведущего специалиста по этнографии Юго-Восточной Азии, этнографа-теоретика, полевого антрополога-кавказоведа, он становится родоначальником антропологии антропоценоза, заложив идею антропной матрицы проекта Большой антропологии (антропофеноменалистики) как пространства интерсубъектности. Благодаря его работам, современный человек обретает ценности своего подлинного бытия и антропные техники мышления, организованные в специально предназначенных для этих целей антропопрактиках народной культуры.

Время очищает прошлое. Приближением очищенного прошлого к будущему и занимался Ян Вениаминович Чеснов, антрополог и мылитель, большой учёный, призванием которого была любовь к людям и ко всему человеческому во всех его проявлениях в культуре и в жизни.

«Все мы гости на этой земле» - это чеченское изречение звучит в устах Яна Чеснова как завет из глубины веков, который должен стать императивом нормальной человеческой жизни.

 

Он желал быть учёным и оставался им до конца. Последней его записью в дневнике было вопрошание, обращённое к нам: «С чего начинается человек? С этического присутствия или отсутствия?» Такова ситуация нашего экзистенциального выбора - отложенного присутствия человека в мире.

Вторые чтения памяти Я. В. Чеснова (29-30 октября 2017 года) были посвящены проблемам изучения и освоения научного, философского и методологического наследия учёного в их едином целом - как ответ на вызовы времени в поисках способа выхода из антропологической и гуманитарной катастрофы, грозящей современной цивилизации.

В ситуации историко-культурного разрыва, в которой находится нынешняя техногенная цивилизация, перед гуманитарным мышлением встаёт комплекс проблем по философскому обоснованию и разработке способов и средств организации экспериментальных проектно-конструкторских работ по созданию нового поколения антропопрактик и антроптехник, наделённых мощным потенциалом противостояния новым рискам грядущей цивилизации по роботизации человека. Побудительным мотивом организации такого типа практик является внутренняя форма развития экзистенциальных моделей поведения Антропоса в модусе заботы о Себе, темпорально развёрнутого к Иному, бытийно-субъектному фокусу его существования.

Сама постановка такого рода масштабных задач требует онтологической реконструкции антропопрактик и антропотехник, восходящих к общему истоку становления человеческой цивилизации, разворачиваемому в хромо-топе организованностей локально-региональной традиции. В этом отношении творческое наследие Чеснова – топо-ментальный навигатор в мире организованностей культуро- и антропоценоза народной культуры. Его масштабные, фундаментальные исследования по реконструкции процесса антропоценоза (установления антропных взаимосвязей между людьми) средствами народной культуры – историко-культурный прецедент, не имеющий аналогов в мире.

Эта последняя монография учёного до сих пор не опубликована и ждёт своего издателя. Тайну творческой лаборатории мыслителя и рефлексию его опыта полевой работы хранит личный архив учёного - потенциально иной источник по реконструкции антропной матрицы организованностей народной культуры в табло и экране сознания исследователя.

Проводимые чтения памяти Чеснова - форма организации и координации методологической работы в сфере антропопрактик и антропотехник по становлению гуманитарной антропной культуры современного общества. Это фундаментальное требование открытого общества, интенция совместных действий участников чтений, которая объединит их общие усилия по созданию современной гуманитарной антропной культуры, обладающей своей собственной внутренней логикой к саморазвитию ценозов различной степени сложности.

Матрица – довольно жёстко накладываемая и продвигаемая Иная система знаний. Она не столько поглощает или замещает прежнюю систему антропологического знания, сколько накладывается поверх существующей системы знаний. Это своего рода переход к иной системе координат – к сетевому принципу взаимодействия.

Какова общая конфигурация взаимодействия и Чем и Кем она будет явлена в табло сознания, в какой архитектонике – вот тот перечень вопросов, на которые предстоит ответить нам. Северный Кавказ, сопричастный к древнейшим духовным традициям, не потерявший связи со своим прошлым, обретает особый статус по возрождению и культивированию нового типа антропных и гуманитарных знаний на всём постсоветском пространстве. Это те ценности, которые призваны стать общечеловеческими.

Что за система знаний, вменяемых открытым обществом человеку, каково её содержание и матрица – вот перечень тех рамочных конструктов, которые и должны быть продемонстрированы нами сегодня в сетях.

Представленная вашему вниманию статья «Суфизм и этнический менталитет чеченцев» выходит за рамки исламской культуры. Она об Ином – об истоках становления не исламской культуры, а того что ей предшествовало. О ментальности, о глубинных структурах сознания человека, о его представлении о мире, восходящего к глубокой архаике, ко времени зарождения традиции как такой – традиции народной культуры. Здесь не было ещё различий, человечество демонстрирует себя в антропной культуре как единое ментальное тело, «родовое тело» культуры (термин Чеснова). Иными словами, человечество ещё не разъято (термин Чеснова). Всё это относится к так называемому доосевому времени (термин Карла Ясперса), к моменту до появления мировых религий. Осевое время – это время смены мифологического сознания рациональным, философским.  Но Чеснов продемонстрировал нам, что была философия «первобытного» человека. Именно она позволила человеку пустить свои корни, создать «корневую систему» своего присутствия в мире, своей изначальной вброшенности в мир.

Перед человеком впервые возник вопрос КЕМ, КАК и во что верить, каким культам поклоняться (ведь культура в своей тупиковой линии начинается с культа), каким богам покоряться, возникают первые антропопрактики (ритуалы и обряды) дарообмена между Богом, Демиургами и человеком. Человек ещё стыдится того, что он забирает у богов (природы) то, что ему не принадлежит, но что по праву считается БЛАГОМ и чем распоряжаются БОГИ. 

Именно на этих глубинных структурах сознания в дальнейшем и развивался суфизм. Он возник на благодатной почве. Исламская культура, которую сейчас преподают в школе, появляется уже в более позднее время. Это сложившийся единый комплекс культурный норм и способ их воспроизведения в традиции. А это называется на методологическом языке трансляцией исторически сложившихся норм и образцов культуры, в данном случае норм и образцов исламской культуры. Именно этим и занимается преподаватель школы. 

Ян Вениаминович Чеснов, как полевой антрополог, был занят истоками становления даже не норм, а порождением представлений человека о мире, до возникновения традиции. Это принципиально важно понимать перед тем, как начинать читать текст статьи. Это совсем другой подход к культуре – это чистая креатика.

Креативность – создание другой реальности, реальности ИНОЙ культуры, антропной. Человек здесь предстаёт как Тварь Божья – Творец, а не раб и слуга божий по религиозным канонам. Это органон, а не канон, причем органон антропокультуры. Читая этот текст, мы присутствуем при актах творения культуры. В этом особенность методологического подхода Чеснова. Такой процесс он называл культуроценозом. Позже он назовёт свой подход философско-антропологическим.

Здесь в Чечне у него состоялся этот прорыв к истокам антропокультуры. Он смог узреть общие истоки становления антропокультуры у разных народов. Антропные истоки культуры объединяют людей, а не разъединяют. Антропное поле универсумально. Человек предстает здесь как единое антропное целое, антропное существо – Антропос. У всех народов мы видим похожие сюжеты и образы, общие истоки антропокультуры.

Вы же, как учителя, должны на своих уроках обсуждать основы (основания) исламской культуры, в том числе и религиозной, а не антропной. Чеснов постигал основы антропной культуры у разных народов мира. Здесь «нет ни эллина, ни иудея».

Ян Вениаминович Чеснов очень трепетно относился к Слову. Он верил с могучую силу слова, слово порождает тот мир, в котором мы живём. В основе антропной культуры лежит Слово-Логос, проникающее в текучесть Сущего. В философии эту традицию заложил Гераклит, Будучи царско-жреческого рода, он был посвящён в тайное знание о жизни человека.  Мы же сейчас живём по заветам Демокрита, для которого мир состоял из атомов. Это истоки естественно-научного знания.  Советская культура обратилась именно к этому полюсу культуры. 

Чеснов очень много работал не только над Словом-логосом, но и над стилем. Ведь стиль мышления передаёт то, что и как мы чувствуем, ощущаем, переживаем, как думаем и КЕМ думаем. Антропное слово - это слово, идущее из сердца. Это было АНТРОПНОЕ СЛОВО и АНТРОПНОЕ МЫШЛЕНИЕ. Недаром абхазы говорили ему – «Ты не сможешь понять нас, у тебя не хватит сердца». У него хватило.

От его текстов исходят Свет, Добро и Любовь к миру, Вселенной и человеку, Весть из глубины веков, из подсознания человеческого Я. При чтении текстов Чеснова испытываешь эстетическое удовольствие от Красоты МИРА и ритмов Вселенной. Ведь человек для него - это целая Вселенная. Он ТВОРЕЦ, демиург, в нём присутствует божественное начало, которое делает его способным к обретению своего собственного бытия. Именно об этом статьи Чеснова.

Автор -  Татьяна Ивановна Селина

Кандидат исторических наук, эксперт-консультант творческого наследия Я.В.Чеснова