Исламская культура

Поэтессы мусульманского мира: жёны пророка и принцессы Андалусии

30 Апрель , 2018
55 просмотров


О поэтах мусульманского Востока слышали многие. Имена Навои, Омара Хайяма, Рудаки и Фирдоуси навеки вписаны в золотой фонд мировой литературы. А что мы знаем о поэтессах? Было ли возможно женское творчество в мире, где действовали суровые законы шариата?  Некоторые исследователи утверждают, что в сфере культуры и искусства исламская религия способствовала развитию литературных способностей женщин. Несмотря на то, что в исламе женщина не обязана заниматься коммерцией, науками, работать, ей не запрещено зарабатывать деньги дозволенным путем. Причем в эпоху раннего ислама наблюдается активное участие женщин в индивидуальной и общественной жизнедеятельности, что нашло свое отражение в достоверных исторических источниках, а мусульманская женщина Востока в период Средневековья обладала правовым статусом намного раньше, чем европейская. 

Многие женщины-мусульманки периода ислама были грамотными, переписывали Коран и тексты молитв. Женщины, занимавшиеся поэзией, пользовались большим уважением и почетом. Они создавали прекрасные стихотворные произведения, основанные на действительных исторических событиях, давали им свою историческую оценку. Их произведения отмечены ясностью мысли, логикой, яркой эмоциональностью, прекрасной композицией, многообразием поэтических средств. Среди мусульманских женщин, особенно в среде знати курейшитов, появились писательницы, поэтессы, талантливые ораторы.  Рядом с великими исламскими литераторами, проповедниками, учеными и поэтами находились и женщины. В Сирии жила знаменитая проповедница, которую называли Ситт-ал-Улама (Госпожа ученых). За свои пламенные проповеди она получила прозвище Соловей. Известны писательницы и поэтессы – жены пророка Мухаммеда – Айша и Умми-Салама, тети по отцовской линии и многие другие. Айша, в частности, знала наизусть практически всю арабскую поэзию, многие обращались к ней за справками и суждением. После смерти пророка его дочь Фатма-Захра сочинила лирические душевные элегии, в одной из которых она скорбит по отцу. Сестры Имам Гусейна Зейнаб и Умми Гюльсум в своих элегиях описывают трагедию в Кербале, раскрывают трагизм и все коллизии этого события. В среде наложниц пророка и имама Али также встречались поэтессы, обладательницы литературного таланта.  Нам известны имена нескольких поэтесс, творчество которых удостоилось внимания пророка. Одной из этих поэтесс была Умра бинт Ханса, которая была мастером элегии, и пророк слушал некоторые ее стихи.

Другая - Тума́дир бинт Амру аш-Шари́д ас-Сулами́я, более известная как Аль-Ханса ("курносая")‎ (ум. ок. 644 г. ), древнеарабская поэтесса из племени бену сулайм. Она считается одной из выдающихся поэтесс в доисламской Саудовской Аравии. После встречи с пророком Мухаммедом, который, как говорят, был восхищен ее поэзией, она приняла ислам.  Два брата аль-Хансы были убиты в распре между племенами до ее обращения в ислам. После ее обращения четыре сына поэтессы погибли в битве за новую веру. Современники и последующие поколения аль-Хансы высоко оценивали ее поэзию, благодаря силе восхваляющих стихов-причитаний. Ее Диван (сборник стихов) многократно переиздавался:  Мы были как ветви весенние эти - Вдвоем возвышались в роскошном расцвете. Питал наше дерево корень родной. Нам счастье сулили, любовь, долголетье - Но ветки внезапно не стало одной: Погибла, как все погибает на свете...  (пер. Н Стефановича) В честь Аль-Хансы назван кратер на Меркурии (и вот ещё) Но, что самое интересное, женщины проявили себя на ниве литературной критики и сохранения поэтической традиции. К их мнению прислушивались самые известные поэты, женщины выступали в качестве арбитров на поэтических состязаниях, столь распространенных на Востоке.  Так, Умм Джундуб, жена Имру` ал-Кайса, выступала судьей на поэтическом ристалище двух самых крупных поэтов, одним из которых был ее супруг. Она дала каждому из них задание написать поэму о его коне в одном и том же ритме и метре. После того, как обе поэмы были представлены на ее суд, она вынесла решение в пользу Алкамы ибн Абды, а не супруга, и окружающие приняли ее вердикт. Впрочем, после семейного конфликта, она ушла от мужа к поэту-победителю. Этот случай вошел в сокровищницу арабской литературы.  Навар, жена одного из самых гениальных поэтов Востока аль-Фараздака, также была известна своим строгим и объективным судейством на поэтических конкурсах. Наконец, в VIII веке всему халифату было известно имя Сулайны аль-Хусейн, которая выступала в качестве литературного критика самых известных поэтов, ее патронажа и внимания добивались все начинающие поэты. Женщины-критики демонстрировали не только объективность, хороший вкус, но также и прекрасное знание арабской поэзии. Многие из них были хранителями огромного числа поэм и стихотворений.  О двух поэтессах, Зебуннисо и Лал Дед, уже написала в сообщении Поэтессы Индии. Это же сообщение, вероятно, придётся тоже разделить ввиду обилия материала. А вначале, пожалуй, расскажу о мавританских поэтессах - "испанских" того периода, когда политическая карта Испании представляла собой пестрый ковер, сотканный из различных христианских королевств и мусульманских эмиратов. После завоевания Испании арабами в начале VIII в. арабская культура, проникнув в страну, испытала влияние новой среды и трансформировалась в нечто совершенно уникальное. Арабский язык, некоторое время спустя после завоевания Пиренейского полуострова, стал литературным, светским языком зажиточных испанцев.  Мавры, контролировавшие южную часть Испании, создали в Андалусии мусульманское государство Аль-Андалус, существовавшее с VII по XV век и достигшее высот в искусстве и торговле. На территории Аль-Андалус существовали десятки библиотек.

Географическое положение Андалусии, на долю которой выпало посредничество между Востоком и Южной Европой, благоприятствовало процветанию ее многочисленных городов - Кордовы, Севильи, Толедо, Бадахоса, Валенсии, Альмерии, Гранады и др.  В X веке в крупнейшем городе государства, Кордове, проживало 500 тысяч человек (к слову, в Париже население составляло 38 тысяч).  В Кордове IX века на арабском языке говорили не только сами арабы, но и коренные жители, которые оставались верными христианскому вероисповеданию. Ведь книги, которые существовали до сих пор на латинском языке были в основном религиозного содержания и латынью владели в первую очередь представители духовенства. Вот так сетует об этой ситуации в IX веке епископ Кордовы: "Многие из моих единоверцев читают стихи и сказки арабов, изучают сочинения мусульманских философов и богословов не для того, чтобы их опровергать, а чтобы научиться как следует выражаться на арабском языке с большей правильностью и изяществом..." В интенсивной культурной жизни Андалусии деятельное участие принимали не только арабы-пришельцы, но и аборигены (арабизированное и исламизированное население Испании), привносившие в общую арабоязычную культуру свои духовные ценности и традиции. Наивысшего расцвета культура Андалусии достигает в XI - XII веках.В первые века после арабского завоевания и вплоть до конца Х века андалусская поэзия мало чем отличалась от поэзии восточных областей халифата. Среди литераторов Андалусии известна Басина – дочь эмира Севильи Мутамида Ибн Абада. Там же большой популярностью пользовалась знаменитая поэтесса Хамдуна, чьей поэтической манере подражали многие поэты.  Айша бинт Ахмад аль-Куртубий (ум. 1010, Кордова, Испания) -  знаменитый поэт и каллиграф Андалусии, дочь Ибн Хазма.  Иногда описывается как принцесса Кордовы, была известна своей образованностью. Большинство ее работ было написано на арабском языке.  Поэтические произведения Айши, включенные в антологии средневековых мавританских женщин-поэтов, известны своей удивительной жизненной силой, свежестью и агрессивной смелостью.  После смерти, она оставила обширную библиотеку. 

Валлада бинт Аль-Мустакфи (1011 – 1091гг) - роковая женщина и поэтесса времён золотого века Кордовы при господстве мусульман. В возрасте семнадцати лет после смерти отца она получила богатое наследство, что позволило ей жить независимо и пренебрегать многими условностями, налагавшимися на женщин того времени, а также содержать литературный салон. Дочь халифа Аль-Мустакфи и христианской наложницы, отличалась белизной кожи и голубыми глазами, что в мавританской Кордове сразу привлекало внимание. Она настолько гордилась своей красотой, что отказывалась носить паранджу, вместо этого предпочитая легкие прозрачные туники, чем приводила в ярость местных мулл. Когда великий мавританский философ и верховный судья города Ибн Рушд, известный в Европе больше под латинизированным именем Аверро́эс, обвинил ее в фривольности, она ответила ему с вызовом - велела вышить следующие строки на кайме своего платья, прогуливаясь в нем по городу, чтобы все могли прочесть. С одной стороны надпись гласила:  Ради Аллаха! Разве достойна я чего-то еще кроме как восхищения? я иду своим путем с высоко поднятой головой, А с другой: я с радостью подставлю щеку для поцелуя моему избраннику, и поцелуи мои дарю тому, кто их пожелает.  Когда Валладе исполнилось двадцать лет, на её пути встречается мужчина, отношения с которым превратятся в легенду. Известен случай, когда Валлада произнесла следующие импровизированные стихи, глядя своему избраннику в глаза: l

К собственным очам тебя ревную, К себе самой тебя ревную, Ко времени и пространству ревную. Пока помнит тебя мой взор, Непрестанно ревнуя, люблю я.  За этим последовал ответ: Твоя любовь прославила меня среди других. К тебе направлены и помыслы и сердце. Когда тебя со мною нет - я безутешен. Когда приходишь ты, весь мир со мной. Эти строки и были высечены 900 лет спустя на памятнике влюблённым в центре Кордовы.   Ибн Зайдун (1003-1071), один из величайших мавританских поэтов своего времени, человек, обладающий политическим влиянием и выдающимся интеллектом; Валлада, одна из образованнейших, известных, но в то же время самых скандальных женщин Кордовы - такая смесь с самого начала не предвещала ни любовной идиллии, ни тем более счастливого конца... Подробнее об истории этой любви можно посмотреть здесь.  А также в книгах:

Любопытно, что в то время как в Андалусии едва теплится память об этой паре, так как сейчас арабский язык испанцами полностью забыт и этот пласт культуры, который зародился, рос и процветал на этой земле, сейчас для жителей этих земель стал недоступен, во многих школах арабского мира стихи кордовцев Валлады и Ибн Зайдуна, полные любви и разочарований, входят в школьную программу. Вот на этом видео с андалузской музыкой и картинами мавританского быта,  пожалуй, на сегодня и "прекращу дозволенные мне речи" )

Источник: http://bibliomirok.blogspot.ru/2017/02/blog-post_14.html