Исламская культура

Новый год сто лет назад – взгляд мусульманина

20 Декабрь , 2011
504 просмотров


Новый год сто лет назад – взгляд мусульманина

Если сейчас выражение «новый год» у большинства из нас ассоциируется с датами 31 декабря — 1 января, то наши предки, говоря эти слова, подразумевали 1 мухаррама.

Да, к сожалению, сейчас исламский календарь стал не ежедневным, а сезонным — мы вспоминаем о нём лишь тогда, когда наступает месяц Рамадан, в два праздника и некоторые исламские даты. Раньше же даже совсем не религиозные издания использовали в своих выходных данных две даты — христианскую и исламскую.

В одном из номеров журнала «Ан» напечатан опрос, связанный с наступившим новым 1332 годом: «Что вы желаете в новом году?» Интересно почитать ответы разных общественных и политических деятелей того времени, ведь многие из них актуальны и сегодня.

Например, мирза И. Терегулов ответил на русском языке: «Отъ души желаю мусульманамъ воспользоваться плодами просвещенiя и служить возвеличенiю нашего дорогого отечества Россiи». Галимжан Баруди дал религиозное пожелание: «С помощью Аллаха начался новый исламский год, в связи с чем желаю в будущем для нашей нации развития и исправления. Будь то молодёжь или старики, всей своей душой, даже всем своим существованием желаю им в делах прогресса и национального развития прилагать максимум усилий и при этом очень крепко держаться религии, так как знаю, что счастье нации заключается в этом».

Шахар Шараф ответил так: «Желаю своему народу делам уделять больше внимания, чем словам, а также быстрого развития, как это было у мусульман первых двух веков. По случаю нового года всем мусульманам желаю оживления и стремления к развитию и просвещению, подобному тому, как после переселения вся Аравия ожила и пришла в движение».

Новогодние номера детских журналов украшали соответственно. Например, на обложке московского журнала «Тарбият аль-Атфаль» («Воспитание детей»), нарисован сюжет, где старый год в виде старика, выкинув листок с цифрой прошлого 1334 года, уходит восвояси, а новый год в виде мальчика, спешит, держа листок с написанным на нем новым 1335 годом (смотрите на ФОТО).

Внимание к новому году по мусульманскому летоисчислению не оставалось только на страницах газет и журналов, городская интеллигенция, подражая русским согражданам, устраивала праздники, особенно интересно они проходили для детей.

Предлагаем вашему вниманию текст, который сто лет назад, в 1915 г.н.э. опубликовал выдающийся деятель российского ислама Ризаэтдин Фахретдин:

 

Начало года у мусульман

27 день прошедшего октября (вторник) по арабскому и хиджрийскому календарю стал началом нового года. Завершился 1333 год, и с 27 октября начался 1334 год. Если сказать иначе, с момента переселения прошло 1333 года. Если же считать по солнечному календарю, то с момента хиджры прошло 1293 года.

Пусть новый год станет благословенным для всех мусульман земли и всем людям подарит спокойствие, мир и любовь, пусть увеличатся знания, и все обретут радость и раздолье.

Несмотря на то, что новый год известен всем, как память о том, что к Посланнику Аллаха после трудностей пришло облегчение, и ислам стал преобладать, всё же хотим ещё раз напомнить об этих событиях, ведь как сказал поэт:

Ещё раз вспомни для нас Нумана, ведь память о нём,

Как мускус, который всякий раз свой запах отдаёт!

Я учился в простом деревенском медресе. За исключением, может быть, одного года, всё наше обучение прошло в нём. С детства и до того, как я, завершив свою учительскую деятельность хальфы, покинул медресе, прошло много лет, однако, по причине отсутствия периодической печати, неиспользования ни одного вида ежегодных календарей [в это время уже издавались календари Габдуль-Каюма хазрата (Габдуль-Каюм Насыри — основатель татарских календарей, которые он издавал четверть века — прим. пер.), но они не распространялись в сёлах, и народ их не знал. Муллам был известен маленький календарь «Гурралек», но большинство из них не умело пользоваться им, да и сама книга на весь уезд была лишь у двух-трёх человек.], никому и в голову не приходила мысль о начале нового года, и начиная с детей до бородатых учителей, никто и не знал, какой год шёл по хиджре.

Сейчас ситуация поменялась коренным образом. Не только учителя в медресе, но и школьники знают, что это за день — первое мухаррама, и память о каких событиях он хранит.

Посланник Аллаха (мир и благословение Аллаха ему) с начала откровений прожил в Мекке 13 лет. По велению Аллаха он призывал людей к вере. Этот призыв вначале был тайным, потом он начал призывать открыто. Арабы Мекки были очень высокомерными. Ко всему прочему они предпочитали жить по-старому, считали своей обязанностью хранить обычаи и традиции своих предков, не хотели видеть новизну и даже малейшее изменение устоев.

Движение Посланника Аллаха они сочли за нововведение, восприняли его, как разрушение традиций предков и прокладывание совершенно нового пути, поэтому приложили все силы для борьбы с этим делом, который задевал их душевные чувства.

По этой причине Посланник Аллаха претерпел множество трудностей, вынужден был услышать слова, которые не говорят даже самому последнему человеку, ему много вредили, что огорчало и печалило его. В минуты, когда его одолевали беды, которые трудно выдержать, он молился: «О Аллах! Если Ты не будешь гневаться на меня, то остальное я вытерплю», — успокаивая этими молитвами своё сердце.

Рассказывать об этом можно долго, всё это описано в книгах по истории и биографии Пророка (мир ему и благословение).

Жители Медины поехали в Мекку и, став мусульманами, вернулись обратно. Они дали друг другу слово защищать Пророка. Это тайное собрание стало каким-то образом известно мекканцам и всколыхнуло их. Они стали ещё больше притеснять Посланника Аллаха и его сподвижников.

Поэтому Посланник Аллаха приказал сподвижникам переселяться в Медину, а сам остался в Мекке, ожидая приказа Аллаха. Сподвижники с целью сохранения религии, поклонения Аллаху в спокойствии начали поодиночке тайно покидать Мекку. В конце концов, в Мекке возле Пророка остался лишь Абу Бакр, Али и несколько слабых верующих, которые не смогли уехать из Мекки.

Когда Абу Бакр спросил разрешения уехать в Медину, Посланник ответил ему: «Потерпи, возможно, и мне придёт повеление», — и оставил его с собой.

В эти самые дни предводители арабов собрались в своём доме советов «Дар ан-Надва» и совещались о том, что им делать с Пророком. Они приняли решение убить его и стереть его религию, чтобы и следа от неё не осталось.

Пришло веление Аллаха переселиться Медину, и Пророк сообщил об этом Абу Бакру. Абу Бакр приготовил к этому моменту двух верблюдов и нанял одного многобожника в качестве проводника.

В соответствии с прежней договорённостью неверные собрались возле дома Пророка, чтобы совместно убить его, когда тот выйдет утром из дома, и начали ждать.

Посланник Аллаха оставил на своей постели Али, а сам вышел на улицу. Идолопоклонники дремали и не заметили выхода Пророка. Пророк прочитал аят из суры «Ясин»: «Мы установили преграду перед ними и преграду позади них и накрыли их покрывалом, и они не видят» (Св. Коран, 36: 9) и прошёл мимо них незамеченным.

Вскоре он встретился с Абу Бакром, и они вышли из города, и пошли к горе Саур, а оттуда направились в Медину.

Арабов, которые вынудили таким образом покинуть родные места человека, где он родился и вырос, и заставили его переселиться на чужбину; человека, от которого никому не было вреда, который был носителем нравственности и чистоты, у которого не было иных прозвищ, кроме как «Правдивый» и «Честный», отца большого семейства, который перешёл пятидесятилетний рубеж жизни, скорее надо пожалеть, чем ругать.

Когда ночью он в одиночестве покидал свой дом, какие мысли, какие расчёты и думы посетили, какие переживания обуяли его, думал ли он о своих прошлых днях или о том, что его ожидает — этого нам уже не узнать.

Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) 17–20 сентября 622 года (8 раби аль-авваль) в понедельник вошёл в селение Куба и пробыл здесь до четверга. А в пятницу 12 раби аль-авваль (21–24 сентября) он почтил Медину своим прибытием и совершил пятничную молитву.

Это переселение (хиджра) стала причиной великой революции для исламского мира. Мусульмане избавились от притеснений и обид, чинимых идолопоклонниками, стали совершать свои поклонения открыто, никого не боясь, смогли распространить символы ислама. В результате ислам стал известным и открытым для всех, арабы толпами стали принимать религию Аллаха, в Аравии наступил мир, а призыв «Спешите к спасению!» донёсся до небес.

***

Мусульмане в память об этом событии сделали его началом своего летоисчисления. Каждый раз при наступлении нового года они вспоминают эти события, своими мыслями улетают далеко в Мекку, где видят трудности, а потом переселяются в Медину, где обретают спокойствие. Это даёт им понимание того, что после каждой трудности наступает облегчение, обновляется вера в то, что милость Всевышнего безгранична.

Несмотря на то, что переселение случилось через два месяца после месяца мухаррам, который является первым месяцем года, начало года мусульмане не стали менять и оставили как есть.

 

Ризаэтдин ФАХРЕТДИН, Шура. — 1915 г. — № 21.

Вступительное слово и перевод с татарского Фатих Хабибуллин

 

Источник: Медина аль-Ислам, №8 (166) /Октябрь 2015

НА ФОТО - На обложке московского журнала «Тарбият аль-Атфаль» («Воспитание детей») дан сюжет, где старый год в виде старика, выкинув листок с цифрой прошлого 1334 года, уходит восвояси, а новый год в виде мальчика, спешит, держа листок с написанным на нем новым 1335 годом