Исламская культура

ПОЧЕМУ ТАТАРСКАЯ ТРАДИЦИОННАЯ МУЗЫКА НАХОДИТСЯ НА УРОВНЕ СОВЕТСКОГО ПСЕВДОФОЛЬКЛОРА?

15 Февраль , 2018
63 просмотров


Этническая музыка татарского народа в отличие от музыки других тюркских народов не популярна сама по себе и тем более не может рассказать о целой нации. На протяжении трех недель электронная газета «Интертат» с помощью экспертов искала причины данной тенденции. Сегодня представляем вниманию читателей последнюю статью журналиста Рузили Мухаметовой о татарской музыке. Хотя, может быть, и не последнюю, потому что тема вызвала большой общественный резонанс.

Я наконец-то поняла, почему у нас не существует этнической музыки, отражающей традиции татарского народа. У нас этномузыка – такая, какая она есть в практике всех родственных, тюркских народов – никогда не сможет развиваться.

Досаднее всего, что, говоря о музыкальном наследии, мы так и не сможем уйти от псевдофольклора, возникшего в советскую эпоху, и будем продолжать показывать его за рубежом как традиционную татарскую музыку. Жаль…

 

Конечно, это мое личное мнение. И я не музыкальный специалист и не фольклорист, чтобы судить об этом настолько категорично. Но я, опираясь на мнение специалистов, пришла к таким выводам. 

Хотя сами специалисты дают более оптимистичный прогноз. Они даже знают рецепт успеха в этом направлении.

Работать! А что делать?

Начнем с актуальности нашей темы. Президент Татарстана Рустам Минниханов в 2017 году, осматривая благоустроенные здания Союза композиторов Татарстана и факультета татарского музыкального искусства Казанской государственной консерватории, отметил важнейшие задачи: «Татарской  музыкальной культуре нужно помогать, нам необходимо возродить традиции игры на народных музыкальных инструментах. Если мы растеряем это сейчас, то в дальнейшем вернуть это наследие обойдется нам очень дорого».

 

Значит, нужно работать. А что именно делать?

Обозначим термин «этномузыка» – мы имеем в виду традиционную музыкальную культуру, присущую татарскому народу. Музыку, связанную с его историей, показывающую его отличие от других народов. Вот это явление мы и будем называть этномузыкой. Термин cформулировал профессор Вадим Дулат-Алеев. Ученый-фольклорист Геннадий Макаров назвал его просто «музыкальное наследие». Фанзиля Завгарова определила как «музыкальные произведения, исполняемые при естественных условиях». Эти ученые выступили моими экспертами по теме этномузыки.

Что касается обыденного представления, то здесь мы под понятием «этномузыка», а конкретнее «этномузыка тюркских народов», мы имеем в виду древнетюркское, пропитанное степным духом. Мы приходим в восторг от такого рода этнической музыки тувинцев, казахов, киргизов, башкир. Сетуем: почему у нас не так? У нас традиционное музыкальное искусство ограничивается тремя фольклорными ансамблями  (Государственный ансамбль песни и танца Татарстана,  Государственный ансамбль фольклорной музыки РТ, Государственный фольклорный ансамбль кряшен «Бермянчек») и несколькими частными коллективами фольклорного направления.

Таким образом, перед нами простой вопрос: какая она, этномузыка татар, и какой она должна быть? Почему татары не могут выделиться своей этномузыкой? Я не помню, чтобы мы выходили на мировую сцену с музыкальными инструментами, достойными быть нашим брендом, как это делают другие наши тюркские собратья. В этом году кряшенский ансамбль «Бермянчек» удивил, конечно, Европу, играя на скалках, печной трубе, сковороднике. Но это уже, как говорится, совсем другая история…

Нет потребности? Почему?

С вопросом об этномузыке я обратилась ко многим музыкантам. Мубай (Ильдар Мубаракшин), музыкант, подаривший нам фьюжн-направление в татарской музыке, объяснил это отсутствием потребности у народа, то есть народ по привычке слушает эстрадную музыку и чего-то нового ему не надо.

Музыкант этногруппы «Риваять»Ильнар Ялалов считает, что потребуй слушатель – у музыкантов есть возможность предложить этническую музыку. Но народ не готов слышать и слушать, потому как телевидение и радио ограничивают возможность получения музыкальной информации, предлагая лишь эстрадную музыку. Но уже заметно, как люди устают от поп-музыки.

Значит, нет востребованности. Здесь я могу привести слова главного фольклориста Татарстана Фанзили Завгаровой: «Народ не будет носиться с плакатом «Есть потребность». Потребность народа воспитывает государство. Народ можно воспитывать и на попсе – смотрите, как популярен телеканал «Майдан»! Но это лишь шумовой фон, а не музыка, затрагивающая души».

После того как были представлены мнения моих экспертов относительно этномузыки, в социальных сетях возникла дискуссия.

«Этника никогда не может быть модным трендом, даже если за нее возьмутся на правительственном уровне… Потому что не направлена на материальные блага, значит, нельзя продать», – считает живущая в Финляндии татарская исполнительница Джамиля Низаметдин. И подчеркивает о недоработке со стороны ученых – отсутствии аудиоальбомов народной музыки. «В библиотеке Хельсинки есть альбомы по фольклору многих народов, татарского – нет», – говорит она.

По ее мнению, проблема заключается в исполнителях: «У нас нет world-исполнителей. Народные песни – это импровизация, иная техника исполнения, новизна, фишки, «птичьи ноты». Тут нужен актерский талант, без него ты неинтересен, тебя не будут слушать. Наши пока это не умеют».

Интернет-пользователь под ником Т.А. Замалиев видит причину проблемы этномузыки в отсутствии городской культуры.

Казанская консерватория и этномузыка

Руководитель Республиканского центра развития традиционной культуры  Фанзиля Завгарова согласна, что у родственных народов этностиль развивается, а у нас эти процессы застоялись. «Вероятно, это связано с тем, что у нас есть консерватория. И это наша радость. Главная цель консерватории – подготовка профессионалов. Система обучения «подсажена» на европейскую. Но в то же время, наверное, в тех же процессах обучения, в том же Казанском институте культуры мало курсов, связанных с народной музыкой, народным исполнением», – говорит она.

«В наших учебных заведениях нет фольклорного отделения. В консерватории есть факультет народных инструментов. Но это факультет русских народных инструментов, – отметил Геннадий Макаров. – Государство должно быть заинтересовано, должно заказывать. Я дома сделал гусли, домру, могу научить. Но мы не можем давать это в большом объеме – часы сокращают. Такова действительность. Если правительство окажет заинтересованность, будут созданы условия в учебных заведениях – это можно изменить. Должна быть стратегия».

«У казахов знаете сколько научных трудов пишется по традиционной музыке. Я хорошо это знаю. Потому как каждый год зовут оппонентом в Москву. За последние два года был оппонентом трех работ, еще по одной написал статью. За два года – четыре научных работы. А в Татарстане – ни одной», – отмечает Вадим Дулат-Алеев.

У пользователей соцсетей есть свое мнение, не совсем совпадающее с мнением ученых. Например, руководитель фольклорно-эстрадного ансамбля «Мишар» (деревня Урмаево Чувашской Республики) Фарит Гибатдинов пишет: «У тюрков профессиональное искусство еще выше, но в то же время этномузыка себя не потеряла. Похожая ситуация и в странах Европы».

Разорванная история, забытые традиции

«Наша историческая действительность не совсем обычна, – говорит Вадим Дулат-Алеев. – История татар – это разорванная цепь истории. Первый значительный разрыв связан с взятием Казанского ханства. Это привело к изменению истории татарского народа. Здесь мы подразумеваем профессиональную культуру элиты, связанную с высшими слоями общества. После взятия Казанского ханства элитарная профессиональная музыка перестала существовать. Второй разрыв – революция. Здесь причина главным образом кроется в отказе от религии, занимавшей большую часть общества. Отказ от исламской культуры – причина, по которой традиции канули в лету».

Геннадий Макаров тоже сторонник этой теории: «История татар – это экстремальная история, сколько тысячелетий борется за жизнь. Татары стараются не отставать от времени. Когда татарский богач идет к русскому и видит, как его дочь играет на фортепиано, он думает: а чем моя дочь хуже? Домра считалась остатком прошлого. И он учит свою дочь игре на фортепиано. Сам поет «Тэфтилэу», упорно называя его романсом».

Мнение Фанзили Завгаровой созвучно со словами коллеги: «Здесь имеются и субъективные причины. Связаны они с амбициями, например, «Я – пианистка, и выше народных инструментов, я – арфистка, не могу себе позволить сидеть и играть на гуслях».

Таким образом, ученые – мои эксперты по этномузыке – внесли некоторую ясность в вопросе, почему татарская этномузыка не развивается. Подытожим. Руководитель Центра развития традиционной культуры, кандидат филологических наук Фанзиля Завгарова связывает это с тем, что Казанская консерватория продвигает лишь профессиональную музыку;  профессор той же консерватории Вадим Дулат-Алеев видит причину в «исторических условиях», а доцент консерватории, ученый-фольклорист Геннадий Макаров уверен, что во всем виноваты амбиции татар.

Между тем все они имеют в виду одно и то же: татарская этномузыка – это элитарная профессиональная музыка, музыка ханов, это дворцовые оркестры. Мы ведь гордимся, что мы – нация, имевшая свое государство. Значит, наша этномузыка – это оркестры казанских ханов, дворцовые ансамбли, состоявшие из лучших музыкантов. На меньшее мы не согласны. Сюда относятся и наша экстремальная история, и амбиции. По причине того, что возродить заново такое же не является возможным, другого нам и не надо было. По-моему, вполне логично. Татары любят обскакать соседа, но им чужда этномузыка с духом степей. Можно сказать, что амбиции…

Между прочим, я как-то говорила об этнической музыке с лидером легендарной башкирской этномузыкальной группы «Аргамак» Ринатом Рамазановым. В середине декабря коллектив дал мощный концерт с тем самым степным духом на сцене Татарской государственной филармонии им. Г. Тукая в Казани. «Наша программа – народный взгляд на направления, затребованные временем», – отметил Ринат Рамазанов. Он считает, что процессы глобализации грозят уничтожить самобытность народов: «Стараясь идти в ногу со временем, народ начинает забывать свою суть. Важно донести это до молодежи и дать возможность вспомнить. Поэтому мы играем современную музыку, соединяя с народными мелодиями. Своим творчеством мы создаем положительное отношение к истории».

Что касается татарской этномузыки, то тут у Рината есть свое мнение: «Татары – это общее название множества народов, и его история – это история нового времени. Если основательно покопаться в истории, можно увидеть, что в глубине лежат различные народы. Нужно изучить историю, разжечь историческую культуру. После революции историю лишили традиций. Необходимо понять, кем мы были еще раньше».

Кем мы были? Отвечаю словами профессора: «У нас была государственность, и мы являлись культурным центром региона. А представьте, что и как центр делал для региона. Сюда сливались самые сильные профессионалы, здесь были самые передовые формы». Это слова Вадима Дулат-Алеева.

А ведь если подумать, мы и сейчас – культурный центр региона. Наша Казанская консерватория – уважаемое в регионе учебное заведение. Здесь обучаются местные народы региона. Правда, Казанская консерватория не уделяет особого внимания направлению традиционной культуры – это мы уже констатировали ранее. Даже государственные коллективы, занимающиеся фольклорным творчеством, не сотрудничают с консерваторией. У этих своя дорога, а у тех – другая.  

Пути решения проблемы

Я расспросила своих экспертов о путях решение проблемы и пришла к такому мнению: если мы будем что-то предпринимать, продвигая направление этномузыки, то мы не должны идти путем, когда из какого-либо музыкального инструмента делается бренд. «Я вижу единственный выход – обновление ансамблей, культуры исполнения на традиционных музыкальных инструментах, – говорит Вадим Дулат-Алеев. – Искать инструмент – это неверный путь. Инструмент – он как автомобиль. Он есть везде. И всюду одинаково. Нужно делать ставку не на инструмент, а на стиль. Сделать стиль брендом».

А разработка стиля, как я понимаю, – задача композиторов. Они должны быть не только композиторами, но и реставраторами.  «У нас есть симфонические произведения, балет-оперы, основанные на народной музыке. Есть творчество Рустема Яхина, Фасиля Ахметова, они творили в европейском стиле, тем самым поднимая народные мелодии на новую ступень. Все зависит от уровня подготовки композиторов, от их осведомленности о мировой классике, музыкальных направлениях.  Сегодня, например, никак не можем сказать, что Эльмир Низамов не пишет этномузыку», – говорит Фанзиля Завгарова.

Поддерживая слова Фанзили Хакимовны, могу заявить, что песня Эльмира Низамова на слова Рената Хариса «Атлар чаба» («Бегут кони») участвовала на Всероссийском этно-поп фестивале в Якутии.  Песню в этническом духе великолепно исполняет заслуженный артист Татарстана Айдар Сулейманов.

Вадим Дулат-Алеев выделил другого композитора  – Радика Салимова. Если помните, они вместе с Диной Гариповой на концерте певицы в Москве представили удивительно своеобразную композицию. «Радик Салимов умело переносит традиционное звучание в новый формат. Салимов создает настоящую татарскую этномузыку, у других народов нет такого звучания. Его этномузыка звучит на современной сцене по-новому. Вот он наш путь. И только так», – утверждает Дулат-Алеев.

Значит, татарские композиторы должны провести реконструкцию старинного звучания и оно должно зазвучать в современном обрамлении. Здесь от композиторов требуются идеальные знания всех народных музыкальных инструментов. И мы вновь возвращаемся к теме инструментов.

Все эксперты единогласны в одном – необходимо досконально изучить все народные инструменты. Вадим Робертович предложил открыть музей традиционных музыкальных инструментов и верит, что вокруг музея сплотятся мастерские, учебные заведения и целые коллективы.

Фанзиля Хакимовна также подчеркивает актуальность вопроса традиционных инструментах. «В оркестре народных инструментов мы видим инструменты русского народа. Там нет тех инструментов, которые появились на нашей исторической местности и стали частью тюркского мира. Как только заходит разговор о народном инструменте – тут как тут балалайка, – сетует она. – В свое время Центр развития традиционной культуры уже поднимал этот вопрос. Мы делали выставки народных инструментов. Они есть, можно изучить их конструкцию. Нам нужны мастерские и люди, играющие на этих инструментах».

Посвятивший экспедициям по местам проживания татар всю свою жизнь, мастер с золотыми руками, сделавший огромное количество народных инструментов – Геннадий Михайлович Макаров и сам стал бы находкой для этого музея. И такие люди есть еще. Я знаю, что во многих частных коллекциях хранятся народные музыкальные инструменты.

Таким образом, по мнению ученых, мы должны делать ставку не на инструмент, а на линию развития, возродить профессиональный подход к традиционным музыкальным инструментам. «Традиционные музыкальные инструменты должны собраться вместе и раскрыться как веер», – считают эксперты.

Ученые рассказывают, что в Казанском ханстве существовали оркестры. Духовые, струнные… Было множество ударных музыкальных инструментов, и они соединялись в ансамблях. Речь о дворцовых ансамблях, военных оркестрах.

Об этом – о музыке Казанского ханства – Геннадий Макаров мне уже рассказывал, и было это 20 лет назад.

 

Источник: http://sntat.ru/kultura/pochemu-tatarskaya-traditsionnaya-muzyka-nakhoditsya-na-urovne-sovetsk/