Исламская культура

КАЗАНЬ - О ВСТРЕЧЕ ПУТИНА С МУФТИЯМИ (ПОДРОБНОСТИ)

27 Январь , 2018
105 просмотров


Как Путин до часу ночи беседовал с лидерами мусульман, а Минниханов подарил ему тугру — знак власти, которым пользовались цари до Петра I

Причины «хорошего настроения» Владимира Путина, намеки на солидный возраст руководителей мусульманских религиозных организаций и тугра для «русского султана» — обо всем этом шла речь на вчерашней встрече федеральных муфтиев с главой российского государства в Казани. «БИЗНЕС Online» приоткрывает некоторые детали полуночной посиделки президента России и рулевых уммы.

«МУСУЛЬМАНЕ НЕ МОГУТ СВОИМИ РУКАМИ РАЗОБРАТЬ МЕЧЕТЬ, КОТОРУЮ САМИ ЖЕ И ПОСТРОИЛИ»

«Ждем от этой встречи чего-то очень важного для себя», — практически все духовные лидеры страны, которые съехались в Казань, высказывали одну и ту же мысль. И это не случайно, ведь в столь тесном формате президент России разговаривает с мусульманами, как правило, раз в пять лет. Последнее крупное рандеву с имамами проходило 22 октября 2013 года, во время празднования в Уфе 225-летия со дня образовании Оренбургского магометанского духовного собрания, правопреемником которого является ЦДУМ России, возглавляемый верховным муфтием страны Талгатом Таджуддином. Российская умма назвала тогда речь Владимира Путина программной. 

Казанская же встреча немного от нее отличалась, прежде всего усеченным составом участников, куда были приглашены лишь федеральные муфтии, которые начали съезжаться в столицу Татарстана уже в среду утром. В резиденции муфтия РТ Камиля Самигуллина полуденный намаз провел сам хозяин ДУМ, участвовали же в нем председатели духовного собрания мусульман России Альбир Крганов и координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев. Тогда еще не было известно, когда президент должен прибыть в столицу Татарстана, где пройдет «путинский круглый стол». 

Иногородние муфтии остановились в гостинице «Корстон», поэтому трансфер к месту встречи решено было организовать после вечерней трапезы из культурно-развлекательного комплекса. На ужин в зал «Наполеон» подтянулись и другие приглашенные к Путину лица. Ближе к 6 вечера спустился и председатель ДУМ РФ Равиль Гайнутдин, который рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» о том, с чем он собирается обратиться к главе государства.

«У нас в Калининграде много лет работает мусульманский приход. В одном из парков махалле выделили землю, она была передана мусульманам администрацией города, там на основе договора был сделан проект. На основании этого проекта было возведено здание мечети. После того как она была построена, оставалось только ее открыть, городские власти выносят решение, что эту землю выделили ошибочно и мечеть нужно разобрать. Здесь полностью отсутствует логика, мусульмане не могут своими руками разобрать мечеть, которую сами же и построили, для этого и причин нет. Если бы была важная причина, это было бы другое дело», — начал свое повествование московский гость.

Он привел и аналогичный пример с Екатеринбургом. Там мусульмане успели сделать фундамент мечети, поставить времянку, но теперь местные власти столицы Урала требуют вернуть «ошибочно» выделенный участок для строительства там коммерческого объекта. В Сочи же и вовсе на просьбу мусульман о постройке здесь мечети вот уже 20 лет ни ответа, ни привета.

«Обратившаяся после нас еврейская община получила землю, построили на ней синагогу, открыли религиозный центр «Общинный дом», а мусульманам до сих не выделяют даже участка. Сочи — историческое место проживания мусульманских народов», — переживает Гайнутдин.

Равиль хазрат хоть и собирался все это рассказать лидеру страны, но, по нашим сведениям, так этого и не сделал: якобы сам формат встречи подразумевал разговор об исламском образовании.

 

Единственного, кого не было в «Корстоне», так это председателя ЦДУМ Талгата Таджуддина. Верховный муфтий России встречался с Путиным в Уфе

«ПОЖЕЛАЕМ ЕМУ ЗДОРОВЬЯ, ОН НЕМНОЖКО ПРИБОЛЕЛ, НАДЕЮСЬ, ЧТО ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО»

Единственного, кого не было в «Корстоне», так это председателя ЦДУМ Таджуддина. Верховный муфтий России в те самые минуты уже разговаривал с Путиным, но в Уфе, где президент РФ побывал в мечети и беседовал с Таджуддином. Именно из столицы Башкортостана и прибыл в Казань борт с первым лицом страны. Ближе к 9 вечера стала постепенно разрешаться интрига «где и когда». Визит задерживался на два часа, а местом для проведения встречи определили загородную резиденцию президента Татарстана, хотя сперва речь шла о Болгарской исламской академии, а потом — о кабмине. Муфтиев, президента и ректора БИА за полчаса до начала привезли к району Архиерейских дач. Примерно за час до полуночи сюда приехал и сам главный гость. 

Путин, несмотря на столь поздний час, был бодр и начал свою речь с того, что он «только что» был в Уфе и встречался с коллегой собравшихся, имея в виду Таджуддина, и повторил свой тезис, высказанный еще в 2013 году: «Без всяких сомнений, традиционный ислам является важнейшей частью российского культурного кода, а мусульманская умма, без всякого сомнения, важная часть российского многонационального народа». Недоумение вызывало отсутствие рядом с Путиным, кроме Рустама Минниханова, еще и Минтимера Шаймиева, ведь именно государственный советник Татарстана стоит у истоков создания Болгарской академии. Уже сегодня выяснилось, что первый президент РТ лежит в казанской больнице (предположительно, в РКБ-2), куда высокий гость приехал его навестить.

«Пожелаем ему здоровья, он немножко приболел, надеюсь, что все будет хорошо. С созданием Болгарской исламской академии у нас вся триада создана – и медресе, и вузы, и академия», — сказал Владимир Владимирович и подчеркнул, что считает необходимым обсудить другие, более скромные, но не менее важные проекты. В конце выступления он сказал любопытную вещь, воспроизвести которую лучше дословно: «Мы говорили об этом много раз с некоторыми здесь присутствующими. Но годы идут, и возраст действующих муфтиев заставляет нас задуматься о том, что нужно готовить смену, но готовить на собственной национальной базе, на основе нашего традиционного ислама». Кого он имел в виду? 69-летнего Таджуддина, 63-летнего Бердиева, 58-летнего Гайнутдина, 41-летнего Крганова или 32-летнего Самигуллина? Можно только догадываться. На этом речь главы государства оборвалась, по крайней мере, если судить по опубликованному Кремлем видеоотчету. Интересно, что всю речь президент РФ произносил, что называется, без бумажки, хотя вводную часть он обычно предпочитает читать по карточкам.

Альбир Крганов после встречи с президентом России побывал у нас в редакции и поделился своими впечатлениями

ПУТИН — СЛЕДУЮЩИЙ ПОСЛЕ ПЕТРА I ОБЛАДАТЕЛЬ ТУГРЫ

Длилась встреча около двух часов и завершилась уже в районе часа ночи, то есть фактически сегодня. О чем шла речь, рассказал «БИЗНЕС Online» один из участников, а именно председатель духовного собрания мусульман России Крганов.

«Камиль хазрат Самигуллин рассказал, что наши богословы, Шигабутдин Марджани например, в Мекке способствовал тому, что представители разных мазхабов оставили один михраб и стали вместе молиться, — сообщил Крганов. — Президент заметил, что придет время и мы все, мусульманские религиозные деятели России, так же объединимся. Это было очень трогательно для нас. Путин рассказал о роли мусульман, необходимости возрождения богословской школы, роли в этом академии. Я тоже высказался, говорил о системе образования: некоторые называют ее многоступенчатой, президент же назвал [систему образования] некой триадой: медресе, вузы и академия. В этой связи я обратил внимание коллег и президента на то, что, безусловно, работа наших вузов, нашей академии важна, но нам нужно обратить внимание на начальное образование, без которого нельзя представить работу и университетов, и академии».

Крганов напомнил, что в совете по исламскому образованию России под руководством Рафика Мухаметшина входит 36 медресе.

«Надо бы поддержать их, а то сегодня везде стало модным, что только университеты могут заниматься исламским образованием, — продолжает Крганов. — Но верующим людям нужны имамы, как говорят, „в поле“ — в мечетях сел и городов. Некоторые считают, что эти медресе нужно сокращать — я с этим не согласен. Кстати, и президент поддержал меня, он сказал, что все говорят об университетах, о громких названиях, но ведь этому нужно соответствовать! А про медресе он сказал, что это очень важный момент. Как я уже говорил, есть другой аспект проблемы — у нас молодые специалисты в медицине, образовании поддерживаются государством, а вот имам уезжает в село — на что ему жить? Я поддержал выступление коллег и Равиля хазрата Гайнутдина, что фонд поддержки исламской науки, культуры и образования оказывает нам поддержку, но этого недостаточно. Надо бы и сумму гранта изменить, сейчас это 108 тысяч рублей на один проект или приход».

Камиль Исхаков: «Путин всем интересовался, начиная со знакомства, что ему показывал на макетах во всех деталях, а потом уже по существу — построение учебного процесса»

По словам другого участника встречи президента БИА Камиля Исхакова, который также презентовал президенту Болгарскую исламскую академию, это был живой, конструктивный разговор.

«Очень, очень, очень даже неожиданно хороший конструктивный разговор, и я здесь без лести отмечаю, что именно глава государства на встрече очень внимательно и конструктивно провел встречу. Он всем интересовался, начиная со знакомства, что ему показывал на макетах во всех деталях, а потом уже по существу — построение учебного процесса. Он очень внимательно слушал и Рафика Мухаметшовича и всю встречу проводил с большим интересом».

Рустам Минниханов от имени муфтиев вручил Владимиру Путину любопытный подарок — тугру

На этой встрече председатель КЦСК Бердиев поднял перед президентом вопрос о включении его организации в состав учредителей Болгарской исламской академии. Президент вроде как не против.

«Настроение Путина было хорошее, все прошло на высшем уровне, за это большое спасибо руководству республики. Конечно, я должен войти в состав академии, это же не просто татарская академия, это же для России. Координационный центр как один из учредителей должен туда входить».

Со встречи Путин ушел не с пустыми руками. Минниханов от имени муфтиев вручил ему любопытный подарок — тугру, то есть персональный знак правителя, содержащий его имя и титул. На презенте каллиграфическим шрифтом было выведено: «Владимир Владимирович Путин». Кстати, для отечественных самодержцев это подарок не чуждый. Русские цари вплоть до Петра I использовали именные тугры, чтобы закреплять грамоты и послания мусульманским правителям.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/370662