Исламская культура

Рамазан Абдулатипов: О культуре Дагестана и России

20 Октябрь , 2015
552 просмотров


Рамазан Абдулатипов: О культуре Дагестана и России

15 октября 2015 года ИТАР-ТАСС опубликовал развёрнутое интервью главы Дагестана, в котором много внимания уделено вопросам культуры. Предлагаем его в полном объёме, для того, чтобы увидеть изменения в культуре Дагестана в контексте всех остальных проблем.

ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ:

Глава Дагестана в беседе с журналистами ТАСС разрушил большинство стереотипов, сложившихся у весьма далеких от республики людей. Регион устойчиво наращивает промышленное производство, растет собираемость налогов, скоро в небо поднимется учебный самолет, в разработке и производстве которого дагестанские предприятия принимают непосредственное участие. Говоря о том, с какими чувствами федеральный чиновник Рамазан Абдулатипов возвращался в свой регион, он ответил просто: родиной меня не запугаете.

- Когда вы вернулись в Дагестан в качестве его руководителя, некоторые считали, что, будучи успешным федеральным деятелем, возвращаться в Дагестан, где есть определенные группы влияния и даже группировки, будет очень сложно, и это большой вызов. Сейчас мы наблюдаем противоположную картину. Власть в Дагестане работает, можно сказать, в едином ключе. Насколько сложно было этого добиться?

- В определенной степени тактика заключалась в принуждении к единству, сплоченности, порядочности. Прежде всего, надо было занять четкую позицию, а не заигрывать, адаптироваться и уговаривать одних, потом других. Я пришел к руководству республики, уже имея осознанную позицию, сложившуюся в результате долгих размышлений во время работы за пределами Дагестана. К этому моменту у меня были программы развития Дагестана на один и на три года, для разработки которых были привлечены ведущие специалисты в этой сфере.

После назначения главой Дагестана меня спрашивали, не боюсь ли я ехать в Дагестан? Я отвечал: родиной меня не запугаете. Неоднократно в мой адрес поступали тайные и явные намеки на угрозы. Многие из них передавались как бы по-дружески, мне советовали быть осторожнее. В первые же 20 дней моего руководства в Махачкале проводилась антитеррористическая операция против членов бандподполья, и 200-300 человек вышли их поддержать, в том числе депутаты и бывшие чиновники, занимавшие в свое время высокие посты. Сегодня такое уже невозможно, так как за это время удалось создать другую среду, вызвать у большинства людей неприятие идей экстремизма и терроризма.

Кроме того, за счет элементарного наведения порядка, мы сегодня по темпам экономического и промышленного развития на первых местах в РФ. По темпам сбора налогов - на 4 месте. Объемы, конечно, еще не такие, как хотелось бы, но мы из года в год увеличиваем эти цифры. Раньше никто из глав поселений не занимался экономикой. Человек мог годами руководить районом, и никто не спрашивал, какие у него результаты. Сейчас же главы районов ежемесячно отчитываются по собираемости налогов.

- Вы сказали, что сначала пришлось избрать тактику принуждения к единству, сплоченности, порядочности. Какой у вас был ресурс для принуждения? Силовой, административный, финансовый?

- У меня был политический ресурс - поддержка президента России Владимира Путина, и ресурс духовный. Все остальное - это ежедневная, кропотливая работа. Конечно, многим не хотелось работать, не хотелось перемен.

- Хотелось бы задать вопрос по поводу проведения ЕГЭ в Дагестане, так как эта история уже модельная, и Министерство образования РФ рассказывало о ней как о показательном примере.

- Таких результатов нам удалось достичь при совместной работе с Рособрнадзором под руководством Сергея Кравцова.

- В связи с этим, как складывается работа по линии федеральных структур в разных областях, и какие инициативы федеральных структур применяются или будут применяться в работе по республике?

- Эффективная работа проводится МВД по РД. Бесспорно, результативная работа ведется по линии ФСБ, а также Министерством здравоохранения РФ, Министерством образования и Рособрнадзором, прежде всего; эффективно работает над созданием современных систем МЧС России. Также, говоря о Министерстве культуры РФ, я думаю, что целый ряд проектов, реализующихся в Дагестане, нужно внедрять и в других регионах страны. В частности, создавать центры традиционной культуры России.

По моей инициативе подготовлен интерактивный мультимедийный художественно-документальный четырехтомник "Мы – российский народ. Дагестан многонациональный". Это проект, который создавался при участии четырех стран. Каждая страница этого уникального издания "разговаривает", "поет", по сути, это энциклопедия по истории культуры. Это издание я показал президенту РФ Владимиру Путину, и он дал поручение министру культуры страны подготовить с моим участием аналогичный проект - "Мы - российский многонациональный народ". Подобные проекты можно брать на заметку и Федеральному агентству по делам национальностей.

- Как у вас ведется работа с Министерством по Северному Кавказу?

- В лице министерства мы получили хорошего партнера, с которым надо работать. Результатом этой активной работы, в частности, явилось принятие постановления правительства РФ об опережающем развитии Дагестана. Сегодня наша задача – на 10 лет вперед выстроить "дорожную карту". Мы включили в эту программу, в частности, проблемы, которые более пятидесяти лет оставались не решенными по тем или иным причинам, и теперь будем стараться реализовать ее в кратчайшие сроки. Нам нужен вариант развития республики. Дотации - они хороши с точки зрения выравнивания стартовых условий.

- Как повлияли экономический кризис, ситуация с бюджетом в стране на ваши программы развития? Может ли она поставить под угрозу сроки их реализации?

- Когда я отвечаю на этот вопрос, то подчеркиваю: мы ведь только выходим из кризиса, поэтому разговоры о нем нас не пугают. Мы ищем новые пути выхода из данной ситуации, начиная, первую очередь, с себя, и мы заинтересованы в развитии потенциала страны в целом. Главное преимущество России в многонациональности, и нам нужно заниматься накоплением интеграционного развития. Нужны совместные проекты с соседними регионами и странами.

- Какие у Вас отношения с заместителем председателя правительства РФ Александром Хлопониным?

- С Александром Хлопониным у нас сложились прекрасные взаимоотношения. Он очень много помогает нам. В частности, благодарю его за поддержку в вопросах организации юбилея Дербента, и за многое другое. Идея представить концертную программу, которая была продемонстрирована на праздновании юбилея Дербента, в Государственном Кремлевском Дворце, принадлежит Александру Хлопонину. Он сказал: "Это мировой уровень, и обязательно надо показать его во Дворце съездов". Мы планируем сделать это 5 ноября текущего года. Кроме того, 3 ноября в Историческом музее Москвы будет открыта выставка, посвященная Дербенту.

- Как Вы оцениваете инвестиционный потенциал по транскаспийскому сотрудничеству, в частности, торговые связи прикаспийских регионов?

- В настоящее время отношение к потенциалу побережья Каспия не вполне соответствует тем возможностям, которые имеет регион, не позволяя нам в полной мере обозначить и решать существующие здесь экономические, политические и культурные вопросы. Недавно я предложил идею, и президент страны ее поддержал, о проведении Форума межрегионального сотрудничества прикаспийских стран. Вокруг Каспия сегодня проживают 500 млн человек, потенциал региона - 6 триллионов долларов. Это очень важный регион.

- Рамазан Гаджимурадович, чем ознаменован Год культуры в Дагестане, какие новые интересные объекты появились за последнее время?

- Мы открыли первый в стране Театр поэзии, где в ближайшее время предполагается постановка спектакля по произведениям Михаила Лермонтова, написавшего много стихов о Кавказе. Еще один важный проект – открытие в Махачкале Дома дружбы с лабораториями национального костюма и национальных музыкальных инструментов. Кроме того, у нас заработал первый в стране музей Дружбы народов России. Нам нужно фундаментально заниматься русской культурой.

Недаром ведь в самое трудное время, когда действуют санкции, Путин собрал Госсовет РФ и принял "Основы культурной политики России". Если есть культура и духовность, то и Россия сохраняется. В свое время я слушал лекцию академика Дмитрия Лихачёва. На вопрос, в чём смысл культуры, он говорил: "Лишь бы горела свеча", то есть культура должна давать свет и тепло. Вот этого света и тепла не хватает. Культура должна быть ближе к экономике, к политике. Культура - это не только театр, музыка, живопись (это виды искусств). Культура - это образ жизни, ее уклад и т.д. Вот это мы, к сожалению, в определенной степени потеряли.

- Как сегодня идет развитие прибрежного и горного туристических кластеров?

- Мы понимаем, что в первую очередь, надо максимально создавать экономические, политические и культурные условия для развития туристического бизнеса, а не просто пытаться действовать за счет государственных программ. К примеру, по Матласу очень активно работает наш земляк, живущий в Москве предприниматель Зиявудин Магомедов. Так вот, для него, для Сулеймана Керимова и других надо создавать условия, оказывать всемерную поддержку. В современных условиях нужны совершенно другие механизмы.

Второе – мы боремся с террористами в Сирии, но не измеряем внутреннее отношение к исламу. Проведите опрос в Москве, и 80% опрошенных скажут, что ислам - террористическая религия. Как отойти от этих стереотипов? Это очень глубокие вещи, над этим надо работать.

- Чтобы изменить отношение в обществе к исламу, нужно дать возможность религиозным людям увидеть альтернативу – что такое позитивный, правильный, конструктивный ислам, который на самом деле настроен на созидание? Если да, то каким образом замещать эту повестку именно через религиозные институты?

- Вы знаете, дело вовсе не в религии, не в политике. Раньше у нас на экзаменах спрашивали: "Какое главное противоречие современной эпохи?", я и сам задавал этот вопрос студентам, когда преподавал исторический материализм. Нужно было ответить, что это борьба между капитализмом и социализмом. А сегодня - какое главное противоречие эпохи?

- Пустота?

- Главное противоречие современной эпохи – борьба между культурой и невежеством. Ваххабизм в исламе и наличие множества сект около православия – это отражение невежественного состояния общества. И второе, ваххабизм для Дагестана – это не традиционный ислам, наступило время, когда нетрадиционное поведение стало постепенно внедряться как альтернатива консерватизму. Около каждой культуры и религии возникает нетрадиционная культура. Насколько она угрожает безопасности общества? Я всегда говорю, что есть сущность каждой вещи, поэтому важно сохранить сущность. К примеру, сущность религии заложена в Коране, в Библии, а когда от этой сущности отходят… Я пример привожу студентам: глаз не может слышать, ухо не может видеть, поэтому нельзя издеваться над природой, культурой, религией. Есть смыслы и ценности, благодаря которым это называется культурой, или фанатизмом, или невежеством. Кроме того, сегодняшнее общество теряет грань: сегодня человек - культурный, а позже – невежественный.

- Можно ли голодного сделать культурным?

- Можно. Потому что я сам был голодным и был более культурным, чем тогда, когда стал сытым. Маркс говорил, что прежде чем заниматься политикой, человека надо сначала обеспечить едой, жильем и прочим. Сегодня в стране голодных практически нет. В Дагестане 56% населения живет на селе. Я часто выезжаю в горные районы, и когда мне начинают говорить о безработице, я отвечаю, что на селе безработицы не бывает – есть поле, скот, человек может заработать на жизнь. А люди не хотят, потому что им дали социальные выплаты.

- Что происходит в настоящее время с футбольным клубом "Анжи"? Вы недавно призывали бизнесменов помочь Сулейману Керимову с финансированием команды…

- Помогать Керимову не надо, он в этом не нуждается. А вот коллективно позаботиться об "Анжи" было бы неплохо, то есть взять на себя какую-то часть нагрузки. В этом заключалась суть обращения.

- Это ваша инициатива? Керимов не отказывается от "Анжи"?

- Нет, Керимов не отказывается, хотя, вообще, он был бы готов отказаться тоже. Но в данном случае он не может бросить начатое, у него мужской характер, дагестанское понимание этих вопросов. Но и нагрузка достаточно большая. Когда ко мне обращаются, я говорю: "Вы ведете проект "Футбол", я – "Волейбол". По волейболу мы стали чемпионами России в своей группе, сейчас чуть не вышли в полуфинал Кубка России по волейболу, недавно проходили состязания на Кубок имени Расула Гамзатова, где наша команда взяла первое место. Сейчас дагестанская команда в группе "А", через два года планируем выйти в Суперлигу.

- А по футболу какой ваш прогноз?

- Что касается футбола, нам нужно в ближайшие 3 года удержаться в Премьер-лиге. К тому времени надо искать какие-то коллективные формы обеспечения жизнедеятельности клуба "Анжи", ни в коем случае нельзя ущемить болельщиков. Это уже не те горцы, которые были до становления "Анжи", они по-настоящему интересуются футболом.

- То есть у "Анжи" поклонников много во всем Дагестане – начиная от главы республики, заканчивая ботлихским чабаном?

- Раньше я не ходил на футбол, но в последние годы, после переезда в Дагестан, я стараюсь помочь "Анжи" и поддерживать клуб. Кроме того, "Анжи" – это в большей степени городской, молодежный проект. Я считаю, что популяризировать "Анжи" и футбол в сто раз лучше, чем пропагандировать борьбу без правил, воспитывать агрессивность в людях. Поэтому футбол нужен для Дагестана. Футбол – это одна из форм цивилизованного развития любого города.

- Другой известный дагестанский бизнесмен уделяет пристальное внимание молодежи, высоким технологиям, научным разработкам… Вы тоже не чужды высоким технологиям. Часто пользуетесь современными гаджетами, интернетом?

- Вообще, человек должен быть чувствительным к тому, как меняется мир вокруг. И второе – думать о том, как может повлиять на изменение этого мира. Особенно важно, чтобы это было не только на бытовом уровне, но с точки зрения развития экономики, совершенствования управления. Я два с половиной года добиваюсь, чтобы наладили систему электронного документооборота, но пока не очень получается. Это очень сложная система. В соответствии с федеральной программой в Дагестане создаются многофункциональные центры. Когда я начал разбираться, оказалось, что только 7% населения получают услуги через МФЦ. Я сменил министра связи и телекоммуникаций и поставил перед новым министром задачу, чтобы до конца года более 50% населения обслуживались через МФЦ. Сейчас мне дают данные – 54%, но я в этом сомневаюсь. Поэтому будет проведен аудит этих вопросов.

У людей нужно формировать электронную культуру. Даже когда мы говорим про импортозамещение, нельзя штамповать старую продукцию. Я в Дагестане, например, говорю, что нужно использовать импортозамещение, чтобы сказать свое слово, ввести новые разработки. А возможности есть. Сейчас мы в рамках форума в Сочи выставляли целый ряд элементов электронных систем, которые разработаны дагестанскими вузами. По среднему и малому бизнесу я поставил задачу, чтобы не раздавали деньги по всяким неизвестным "будкам", а дали эти средства ребятам, студентам, которые внедряют новейшие разработки, а также, чтобы создавали лаборатории. С помощью Зиявудина Магомедова мы внедрили в Дагестане бизнес-инкубатор Plug and Play, мы даже пригласили его основоположника Саади, который в Силиконовой долине работает. Это мы делаем, но надо все внедрять более активно. Несмотря на сложную ситуацию с бюджетом, у нас, например, миллиард рублей заложен на инфраструктуру для создания новых производств.

- Есть шанс миру и России, в первую очередь, узнать о новом высокотехнологичном бренде из Дагестана?

- Уже есть такие бренды. На Сочинском форуме нами также был презентован самый современный самолет для учебных полетов. Это очень хороший проект, который мы реализуем совместно с политехническим институтом Санкт-Петербурга и нашим университетом. Когда-то у нас был завод "Эльтав", там были разработки в области электроники, за которыми японцы приезжали, а потом мы перестали этим заниматься. В Дагестане много разработок и интересных людей, но за долгие годы не было спроса, никто разработчиков не слушал.

Источник – Рамазан Абдулатипов: мы навели порядок и вышли на четвертое место по сбору налогов

- http://tass.ru/opinions/interviews/2348062

НА ФОТО - Рамазан Абдулатипов

© Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС