Исламская культура

Юрий Михайлов – Исламская мысль против терроризма

20 Октябрь , 2008
89 просмотров


Юрий Михайлов – Исламская мысль против терроризма

 

ВЫСТУПЛЕНИЕ

на международной конференции

«ИСЛАМСКАЯ МЫСЛЬ ПРОТИВ ТЕРРОРИЗМА»

Москва, конгресс-парк «Волынское», 5 октября 2015 г.

 

Более 20 лет я занимаюсь изданием книг, связанных с исламом — преимущественно научных, — и всякий раз не перестаю удивляться тому, что находятся люди, называющие себя истовыми мусульманами и при этом готовые во имя веры уничтожить жизнь на планете.

А как расценивать академических ученых, для кого ислам — это уже давно не религия, закрепленная Кораном и сунной пророка Мухаммада? Для них, этих ученых, ислам — это деятельность тех людей, кто, заявляя о своей приверженности истинному единобожию, повергает человечество в ужас изуверскими поступками.

Я уже не говорю о завзятых исламофобах, ни бельмеса не смыслящих в этой религии, в руках не державших Коран, а если и державших, ничего в нем не понявших, но готовых подолгу рассуждать об агрессивности ислама и в силу своего природного кретинизма изощренно и подло торпедировать усилия по идейной нейтрализации радикалов, объясняя эту антигосударственную деятельность якобы заботой о благополучии страны. Как известно, человеческая глупость не имеет предела, даже если она облачена в звездный мундир и восседает в высоком чиновном кресле. Такие высокопоставленные твердолобые самодовольные истуканы встречаются, наверное, не только в США и Европе.

Мало хорошего ждет то государство, в котором руководители ведущих СМИ придерживаются правила «Об исламе либо плохо, либо ничего!».

Иначе как проявлением общественно опасной шизофрении нельзя назвать действия карикатуристов, избирающих в качестве объекта своей патологической сатиры человека, принесшего в этот мир Благую Весть от Бога.

Исламской нормой диалога является речь на понятном собеседнику языке, и великолепным наставником в науке о диалоге служит Коран. Чтобы оппонировать собеседнику, первым делом вы должны в полной мере уяснить его точку зрения. Так вот, как мне представляется, сегодня ключевой проблемой уммы оказывается умение внятно доносить до самой широкой аудитории Божественную мудрость ислама. Мне трудно отделаться от ощущения, что, если бы ислам пришел к человечеству в том виде, каким его преподносят сегодня — в виде набора закостенелых архаичных догм, — он не стал бы мировой религией, исповедники которой по праву признаны гордостью человечества. С их именами мы связываем передовое научное знание, потрясающие успехи в математике, медицине, астрономии, физике, химии, географии, ботанике, зоологии, архитектуре, промышленности, и как следствие — успешную и непрерывную модернизацию социальной жизни в их странах на основе постоянных инноваций. То, что из научных трудов публиковалось на арабском языке, воспринималось средневековыми европейцами как истина в последней инстанции. Владение арабским языком было признаком высокой учености. А, например, будущий император Священной Римской империи Фридрих II Гогенштауфен так вообще был воспитан в Палермо руководителем местной исламской общины. Фридрих знал арабский как родной, наряду с латынью и греческим, был страстным поклонником исламской культуры. Недаром в Европе его прозвали Изумлением Мира.

Пиетет европейцев перед мусульманами был настолько высок, что порождал многочисленные легенды. Так, согласно одной из них, Альберт Великий, католический святой, избранный Ватиканом на роль небесного покровителя ученых, поскольку он сам был крупнейшим ученым своего времени, наставник Фомы Аквинского, большой поклонник научных трудов мусульман, якобы создал с помощью заимствованного у арабов магического искусства удивительную машину в виде говорящей головы. Однако ученику Альберта, унаследовавшему этот аппарат, пришлось разбить его вдребезги, поскольку излишняя разговорчивость головы мешала размышлениям.

Как видите, европейцы были настолько впечатлены достижениями мусульман, что готовы были поверить в самое невероятное. К слову, мало кто знает, что в основе знаменитой «Суммы теологии» Фомы Аквинского, признанной официальным учением Католической церкви, лежит метод тафсира.

Все годы, что я занимаюсь книгоизданием, я пытаюсь делиться с окружающими тем пониманием ислама, что я черпаю непосредственно из Корана и Сунны Пророка. Это прежде всего абсолютная ценность человека. В момент прихода новорожденного в этот мир Бог вдыхает в него от Своего Духа, тем самым одаряя младенца исключительным богатством — способностью к наместничеству, благотворному преображению этого мира сообразно творческому потенциалу, заложенному в малыша Всевышним. А потому задача любого здорового общества — обеспечить выявление и развитие способностей каждого без исключения ребенка, то есть это задача не только и не столько родителей, сколько прежде всего государства в целом, ведь чем больше граждан сумеет реализовать свои таланты, тем успешнее будет страна и тем, в частности, станет меньше зависимость благосостояния населения от добычи полезных ископаемых. Отсюда — очевидный вывод: признаком подлинно исламского является то государство, где к главнейшим социальным приоритетам относятся защита семьи, материнства и детства. А можно ли представить себе немусульмана, который возвысит голос против такого положения вещей? Ответ очевиден, если это не мракобес, сектант или сумасшедший.

Я не буду развивать дальше свои взгляды, ведь все вы наверняка гораздо глубже меня понимаете ислам. Скажу лишь о том, в чем не раз убеждался: ислам — это религия, вызывающая лишь симпатии, если разговор о ней строить не в форме передачи неких схоластических догм, подлежащих зазубриванию и слепой вере в них, что происходит в большинстве современных учебных заведений, а в форме живой, стройной системы, адресованной незашоренному разуму. Когда у слушателя вспыхивает первая искорка понимания, когда его сердце озаряется светом знания, а разум прозревает начатки истины, его уже никогда не превратить в исламофоба и он ни за что не станет утверждаться в своей религии через убийство инаковерующих.

Когда я обращаюсь к своему опыту бесед об исламе, то в качестве аудитории имею в виду конечно же россиян. Как здесь уже не раз говорилось, Россия и Исламский мир — давние стратегические партнеры, самой природой, географическим положением (что свидетельствует о воле Бога!) обреченные быть вместе. Не случайно ценностные системы православия и ислама столь близки. Символично, что на шлемах Александра Невского и Ивана Грозного, хранящихся в наших музеях, отчеканена арабская вязь, прочитываемая специалистами как коранические цитаты, призванные сберечь жизни князей. Коран находился в личных библиотеках русских царей, звучал на просторах Московского Кремля, где до XV века существовал Ханский двор с мечетью. Максим Грек сетовал, что, возможно, недалек час, когда москвичи поголовно увенчат свои головы чалмами. Петр I, «прорубивший окно в Европу», был инициатором научного осмысления, перевода и распространения Корана в России. Он же положил начало систематическому изучению мусульманского Востока. Преемница дела Петра Великого, Екатерина II, выступила со знаменитым указом «О терпимости всех вероисповеданий…», фактически придав исламу статус традиционной и полноправной — по сути, системообразующей — религии империи. При Екатерине II началось печатание (сотнями тысяч) полного комментированного (сообразно нормам ислама) арабского текста Корана (как было сказано, с заботой об «охранении чистоты мусульманства»), а также заложен почин строительства каменных мечетей. И всё это — за казенный счет. Каждая казенная мечеть — во избежание порчи — охранялась русскими часовыми наряду с госучреждениями. Государыня всячески пеклась о поддержании своего реноме покровительницы ислама. Она была убеждена, что «гонение человеческие умы раздражает, а дозволение верить по своему закону умягчает и самые жестоковыйные сердца и отводит их от заматерелого упорства, утушая споры их, противные тишине государства и соединению граждан».

Стремительное расползание по всему миру экстремизма, декларирующего свою скрупулезную приверженность исламу, рождение и быстрое разрастание такого мощного — не имеющего исторических аналогов — квазигосударственного образования как ИГИЛ, на глазах превратившегося в глобальный центр притяжения радикальных мусульман со всего мира и с каждым разом вбирающего в себя всё большие массы людей (которые прекрасно понимают, что в любой момент могут быть уничтожены), со всей остротой поставили перед ошарашенным человечеством множество вопросов, но главные из них: «Какова природа этого смертоносного феномена?» и «Как с ним бороться?»

Нам предлагают десятки ответов. И наиболее часто звучащий ответ на вопрос о том, как бороться с ИГИЛ, — это физическое уничтожение головорезов. Именно с данной целью Россия начала военную операцию на территории Сирии.

Нет сомнения: те, кто встал на путь массового убийства людей, для кого казни и пытки с реками крови превратились в повседневное развлечение, своего рода карнавал садистов, не заслуживают никакой пощады. Вместе с тем мне представляется, что причины появления ИГИЛ не могут сводиться лишь к недавним катаклизмам, потрясшим Ливию, Ирак и Сирию. Главный корень бед, на мой взгляд, — это многовековой застой системы передачи и расширения знаний об исламе, ее одряхление и неповоротливость, беспомощность, когда речь заходит о реакции на важнейшие вызовы современности. А потому, если не разгромить систему идей, породившую ИГИЛ, а это возможно только с возращением ислама как живого учения, мы увидим еще множество разнообразных клонов ИГИЛ. Чтобы решить эту задачу, у нас имеется главное: неизменные Коран и Сунна Пророка, а также богатейшая духовно-интеллектуальная сокровищница, накопленная Исламской цивилизацией.

22 октября 2013 года в Уфе, на встрече с муфтиями духовных управлений мусульман России, В.В. Путин впервые в истории российского государства поставил задачу социализации российского ислама и в качестве важнейшей вехи на этом пути предложил возродить, а по сути, заново создать отечественную конкурентоспособную богословско-правовую школу ислама, дабы эта религия стала надежной опорой развития страны. Само собой, данная школа, если она состоится, будет способна дать отпор любым модификациям ИГИЛ и террористической пропаганде.

Создание такой школы — это работа на многие годы. Но она никогда не будет решена, если мы не научимся говорить об исламе современным языком, если нынешняя система преподавания не вырвется из удушающих тисков Средневековья. Мы должны возродить, наконец, тот ислам, с которым некогда связывалось прогрессивное развитие человечества, тот ислам, который открыл людям новые горизонты понимания своего назначения и смысла своего существования, тот ислам, с которым пророк Мухаммад пришел в этот мир. В Коране говорится: «Человек обретет лишь то, к чему он стремился» (53: 39). Поэтому было бы желание, и всё у нас получится.

 

 

О международной конференции «ИСЛАМСКАЯ МЫСЛЬ ПРОТИВ ТЕРРОРИЗМА» (Москва, конгресс-парк «Волынское», 5 октября 2015 г.) читайте также на нашем сайте:

ВЕНИАМИН ПОПОВ - Россия будет защищать права мусульман

http://islamic-culture.ru/viewnews.php?code=18d8042386b79e2c279fd162df0205c8