Исламская культура

Нигматулла Халиль Ибрахим (Япония) в России не первый раз.

26 Ноябрь , 2017
27 просмотров


В Казани гостит знаменитый суфийский проповедник, который продолжает в Японии дело Абдурашида Ибрагимова

Как просить Аллаха, чтобы твоя молитва была им услышана, почему роскошному отелю можно предпочесть койку в учебно-реабилитационном центре «Ярдэм» и какое важное слово нужно знать и употреблять в Стране восходящего солнца, чтобы люди потянулись к тебе? «БИЗНЕС Online» пообщался со старцем Нигматуллой Халилем Ибрахимом, которого некоторые почитают как святого.

Нигматулла Халиль Ибрахим духовную деятельность начинал как муэдзин Соборной мечети Стамбула, потом 40 лет прослужил имамом в Мекке в мечети у подножия горы Нур, а последние 20 лет проповедует в Токио и много путешествует

ИЛЬДАР БАЯЗИТОВ: «Я ТОГДА ЕЩЕ ПОДУМАЛ: КАК ТАКОЙ ЦЕНТР МОЖНО ВОЗВЕСТИ В ЛЕВЧЕНКО?»

Гость из далекой Японии Нигматулла Халиль Ибрахим в России не первый раз. В Татарстане он успел побывать в 2006 году. Событие 11-летней давности и стали причиной повторного посещения Казани. По словам имама мечети «Ярдэм» Ильдара Баязитова, именно тогда, будучи в учебно-реабилитационном центре для инвалидов по зрению при мечети «Сулейман», что расположен в поселке Левченко, суфийский проповедник и совершил то самое историческое дуа — мольбу к Аллаху.

«Я тогда его попросил сделать дуа, чтобы Аллах помог построить медресе, начал делать дуа такое длинное, долгое, где просил Всевышнего о постройке центра, куда бы приезжали со всего мира. Я тогда еще подумал: как такой центр можно возвести в Левченко? Но ведь Нигматулла хазрат делает все ради Аллаха, а молитвы таких людей принимаются Всевышним», — рассказал «БИЗНЕС Online» Баязитов.

Не прошло и пяти лет, как Московском районе Казани появился шикарный мусульманский учебно-реабилитационный центр и мечеть «Ярдэм» — в том числе благодаря мольбе старца, которого кто-то считает чуть-ли не святым аулия. В знак благодарности Баязитов пригласил главу исламского центра Японии в Казань — погостить. О шейхе известно, что он является турком по национальности, ему предположительно 85 лет, по крайней мере, такой возраст указан в документах. Но, по предположению Ильдара хазрата, возможно, и больше. На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» о дате рождения, семье и детях Нигматулла только отшутился: «Мне больше 18 лет, а все мусульмане — мои дети».

Известно, что духовную деятельность он начинал как муэдзин Соборной мечети Стамбула, потом 40 лет прослужил имамом в Мекке в мечети у подножия горы Нур, где расположена пещера, в которой, по преданию, пророк Мухаммед получил первые откровения от Бога. Последние 20 лет гость из Японии проповедует в Токио и много путешествует. Во время своих поездок он обычно останавливается не в гостиницах, а в мечетях. И в этот раз шикарным отелям он предпочел койку в мусульманском центре. К слову, Нигматулла хазрат вообще неприхотлив в быту. Например, два года назад с проповедником произошла неприятная история: на открытии Соборной мечети в Москве его не пустили на церемонию. Из-за того что гость не был заранее аккредитован, а прилетел в столицу России лишь в день этого знаменательного события, в котором принимал участие президент России Владимир Путин, федеральная служба охраны побоялась допустить старца к телу первого лица, и суфий смиренно сидел на тротуаре. 

Фотография с того мероприятия облетела весь мир, шейх же там простудился и попал в реанимацию, а выйдя из больницы, как и подобает человеку с репутацией святого, только благодарил хозяев церемонии. В Казани же на этой неделе, проживая в «Ярдэм», после полуденного намаза гость обращался к прихожанам с приветствием и небольшой проповедью, в которой ставил акцент на том, что XXI столетие — это век ислама. Автору статьи удалось поговорить с Нигматуллой. Нужно сказать прямо: за 11 прошедших лет шейх сильно сдал, у него болят ноги, и даже намаз гость вынужден совершать сидя в инвалидном кресле.

МЕЧЕТЬ, ПОСТРОЕННАЯ ТАТАРАМИ, ПРИХОЖАНАМИ КОТОРОЙ ЯВЛЯЮТСЯ ЯПОНЦЫ С ИМАМОМ-ТУРКОМ

В день, когда наши корреспонденты посетили его, шейх находился не в лучшей физической форме, поэтому после полуденного намаза не стал проповедовать для прихожан мечети «Ярдэм», но для «БИЗНЕС Online» сделал исключение. Он весьма благоволит средствам массовой информации. По мнению суфийского проповедника, именно визуальное общение наиболее проникновенное. Разговор шел на арабском языке, переводил сотрудник «Ярдэм» Габдельгазиз. Узнав, что мы представляем издание, которое не чуждо освещению национальных тем, шейх начал разговор с того, что первую мечеть в Японии построили татары: «Есть в Японии мечети, которые построили татары. В Кобе много татар, но они не говорят, что татары, называют себя турками. Их дети говорят на турецком языке, но есть те, кто и родным владеет. Они соблюдают намаз, ходят в мечеть». 

К слову, первые татары появились в Стране восходящего солнца после русско-японской войны 1905 года, до сих пор сохранились могилы павших воинов-мусульман. Первую мечеть построил просветитель Абдурашид Ибрагимов, 160-летие со дня рождения которого отметили в этом году. Уроженец города Тары Тобольской губернии (ныне Омской области) Ибрагимов с 1909 года жил в Токио. Он удостаивался аудиенции у японского императора (микадо), который доброжелательно и с пониманием воспринял идею распространения ислама в Японии и дал добро на это святое и благородное дело. Несколько министров японского правительства приняли ислам, а вслед за ними эту религию начали принимать и рядовые граждане Страны восходящего солнца. Со временем Ибрагимов, которого на родине называли Рашид хазрат, стал председателем официальной японской правительственной организации по исламу и имамом Токийской мечети.

Вплоть до самой своей смерти в августе 1944 года Ибрагимов продолжал верить в скорейшее обращение японцев в ислам. Сначала он построил первую мечеть в Токио, а затем стал лидером мусульманской общины страны. Он добился введения в японские учебники по истории главы о тюрко-татарах. Его труды издаются до сегодняшнего дня в Японии, Южной Корее, в Турции, в арабских странах и наконец стали издавать в России. Сейчас мусульмане проживают в городах Токио, Иокогама, Осака, Киото, Кобэ, Нагая, Кавасаки. В каждом из них действует отделение махалли «Исламия» («Исламия Токио», «Исламия Кобэ» и т. д.), созданная когда-то Ибрагимовым. Рашид хазрат стал первым муфтием Японии. По словам шейха Нигматуллы, по приезде в страну он первым делом посетил могилу того человека, благодаря которому появилась умма в Стране восходящего солнца.

\

ЭТО ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО «УМАМУРИ»

Мечети, которую в свое время построил Ибрагимов, уже нет. Она выдержала бомбежки американцев в 1945 году, но четыре десятилетия спустя из-за землетрясения частично обрушилась, поэтому в 1986 году было принято решение ее разобрать. Мусульманский храм был отстроен заново в 2000 году благодаря финансовой помощи Турции, она и поставила туда своего имама. Что касается количества мусульманских приходов, то, как сказал Нигматулла хаджи, их количество возросло в сотни раз:

«Когда я приехал в Японию, было две мечети, сейчас их 400. Первый человек, с которым я тогда познакомился, – это был японец, который был мусульманином и отлично знал арабский язык. Вместе с ним мы начали проповедническую деятельность».

Нигматулла, кроме родного турецкого, владеет также арабским, урду. Уехавшему в Токио уже в достаточно пожилом возрасте ему не удалось в совершенстве освоить японский язык, но тут есть одна хитрость – слово «умамури»: «Есть мусульманский центр, мы в аэропортах и вокзалах делаем призыв к исламу. Я стою и говорю им „умамури“, то есть благо тебе будет, раздаю открытки. Они берут, а потом возвращаются. Они спрашивают: что им будет? Беседуя, в дальнейшем некоторые переходят в ислам».

Кроме того, суфийский проповедник подметил одну особенность японского менталитета. «Японцы – очень воспитанные люди. На японском слово „да“, произносится как „хай“, а это же одно из 99 имен Аллаха. Я им говорю, что когда вы разговариваете, то называете одно из имен Аллаха, когда вы встречаетесь друг с другом и делаете поясной поклон, так почему бы вам не начать читать намаз, остается только совершить земной поклон», – говорит старец и вспоминает, что, когда они призывали людей к исламу и совершали намаз дома у новых знакомых, доходило до курьезов. Бывало, что дневной намаз осуществлялся в доме новообращенного мусульманина, послеполуденный – в другом, вечерний – в третьем, а ночной иногда перечитывали несколько раз в разных жилищах.

На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» о том, знает ли глубокоуважаемый шейх, что его мольба к Всевышнему в 2006 году по поводу учебно-реабилитационного центра была принята, Нигматулла хазрат сказал, что и сам сильно этому рад. Он поделился секретом совершения дуа: «Я когда впервые приехал в Японию, вспомнил аят из священного Корана: если вы поможете Аллаху, то Аллах поможет вам. Долго думал над его содержанием. Потом я понял, что, призывая людей к исламу, ты помогаешь религии». Что касается принятия молитвы, то тут рецепт весьма простой: «Сначала мы должны за грехи у Аллаха просить прощения, раскаяться, потом надо призывать к религии Аллаха, и Аллах будет вас поднимать (возвеличивать), а значит, ваши молитвы будут приниматься». После нашего разговора с гостем тот совершил дуа, где просил благоденствия всей умме Татарстана, и есть надежда, что мольба этого человека будет принята Создателем

Альфред Мухаметрахимов
Фото: Ирина Ерохина
Видео: Ирина Ерохина https://www.business-gazeta.ru/article/365006

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/365006