Исламская культура

Рустам Батыр: Коротко о хадже

27 Август , 2017
31 просмотров


«Осмысленный хадж перетряхивает человека до самого основания с тем, чтобы он смог собрать себя заново», — уверен известный мусульманский и общественный деятель, автор «БИЗНЕС Online» Рустам Батыр. В своем материале он рассказывает о сути паломничества к святым для мусульман местам, попутно объясняя суть одного из главных праздников в исламе, который будет отмечаться уже на следующей неделе.

До Бога не доходят ни мясо, ни кровь [жертвенных животных].
До Него доходит лишь ваша богобоязненность.
Коран, 22:37

«Хадж — это регламентированный в каждой детали очень глубокомысленный обряд, в которомважно абсолютно все»

«ХАДЖ — ЭТО НЕ ТУРИСТИЧЕСКАЯ ПОЕЗДКА К ИСТОРИЧЕСКИМ МЕСТАМ ЗАРОЖДЕНИЯ ИСЛАМА»

 

Наши хаджи в Мекке. Скоро Курбан-байрам. Паломники из Татарстана вместе с миллионами пилигримов со всех концов света принимают участие в самом грандиозном и массовом религиозном мероприятии мира — в репетиции Судного дня. Тот, кто по-настоящему проходит через это, уже не будет прежним. Домой он вернется совершенно другим человеком.

Хадж — это не туристическая поездка к историческим местам зарождения ислама, не путешествие на родину Пророка и ниспослания Корана. Хадж — это регламентированный в каждой детали очень глубокомысленный обряд, в котором важно абсолютно все, но некоторые смыслы важны особенно.

Данный обряд длится несколько дней. Он начинается на подходе к Мекке с вхождения в ихрам. Это слово образовано от арабского «харам», что значит «запретное». Имеется в виду, что все мирское в дни хаджа становится для паломников запретным: нельзя заниматься торговлей, иметь супружескую близость и даже стричь волосы. Кстати, вступительная молитва (такбир), с которой начинается ежедневный намаз мусульманина, также связана с этим понятием. Неслучайно она называется такбирату ль-ихрам, что в адаптированном переводе можно передать как «молитва отрешения». Во время намаза человек так же отрекается от мира и целиком погружает свое сознание в молитвенное состояние. Даже если кто-то поприветствует его в этот момент, то он не должен отвечать, хотя возвращать приветствие по правилам ислама — обязанность правоверного, но не во время молитвы.

Во время хаджа человек точно так же всем своим бытием погружается в глубокое богомыслие. Только оно длится уже не несколько минут, как в намазе, а несколько дней. Мир для хаджи перестает существовать. Символическим выражением этого состояния является специальная одежда паломников, также именуемая ихрам, в которую они облачатся в дни хаджа. Ихрам представляет собой два куска белой ткани. Одно опоясывает туловище человека, второе накидывается на плечо. Это облачение полной отрешенности от мира, одеяние людей, которые попрощались с ним.

Не случайно, согласно традиции, перед хаджем паломник должен позаботиться о том, чтобы у него не осталось абсолютно никаких долгов. Отправляясь в дальний путь к Обители Бога (байту ллах), хаджи просит прощения у тех, кого обидел или мог обидеть, а также оставляет средства к существованию для своей семьи. Словом, делает все то, что обычно предпринимает человек, узнавший о своей скорой кончине. Ведь хаджи, подобно этому человеку, так же отправляется на встречу со своим Господом. Поэтому два куска белой ткани есть не что иное, как символ похоронного савана. Человек уходит из привычного ему мира. Он делает шаг по ту сторону.

«Хадж — глубинная трансформация сознания, перерождение. И те, кто проходит через него, понимают, что это значит»

«ДЫХАНИЕ СМЕРТИ В ЗАТЫЛОК ПРОБУЖДАЕТ КАЖДОГО, КТО ЭТО ПЕРЕЖИЛ, ОТО СНА ТЕКУЩЕЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ»


П

И здесь начинается главное. Миллионы людей, облаченных в белый ихрам, стекаются со всего мира в одно место. Люди разных национальностей, возрастов и цвета кожи — все они скандируют в один голос слова паломников: «Вот я перед Тобой, о Боже! Вот я перед Тобой! (Ляббайка ллахумма ляббайк)» Президенты стран и простые крестьяне, миллиардеры и бедняки, старые и молодые — все равны перед ликом смерти. Все в одинаковых белых саванах. Никто не имеет каких бы то ни было привилегий перед самым справедливым Судьей. Только ты и Он. Никаких должностей, никакого блата, никаких богатств. Только ты и Он. «Вот я перед Тобой, о Боже! Вот я перед Тобой!»

Бескрайнее море людей, вырванных из своих социальных коконов. Море людей, с которых сорваны одежи различия. Море людей, идущих в одинаковых похоронных саванах, идущих на встречу со своим Господом. 

Это образ Судного дня.

Вот что такое хадж. Это точка невозврата. Человек, переживший смерть и, словно пройдя временной портал, побывавший на площади всеобщего собрания (махшар), на которой в Судный день, согласно Корану, будут собраны люди, уже никогда не будет прежним. Он начинает смотреть на себя и свою жизнь совершенно иными глазами.  Смерть ведь все расставляет на свои места. Те, с кем она проходила совсем рядом, лишь едва коснувшись своим леденящим крылом, прекрасно знают, как она хорошо умеет отрезвлять. Дыхание смерти в затылок пробуждает каждого, кто это пережил, ото сна текущей повседневности. Смерть отсекает все лишнее и оставляет в фокусе внимания лишь самое главное в жизни человека. В этом смысле смерть — начало, катализатор жизни. Вот почему наш Пророк советовал людям чаще вспоминать о ней.

Индивидуальным напоминанием о смерти является мусульманский обряд имянаречения. Его сердцевина — призыв (азан и икамат) на похоронную молитву новорожденного. Казалось бы, ребенку жить да жить. Но уже сейчас призывают на его похороны. В чем здесь смысл? По канонам ислама, между второй формулой призыва (икамат) и намазом не должно быть никакого временного зазора. А поскольку между призывом на похоронную молитву во время обряда имянаречения и самой похоронной молитвой успевает втиснуться вся жизнь человека, это означает что наш земной путь — всего лишь крохотное мгновение между призывом на джаназа намаз и самим намазом. Осознание этого заставляет человека торопиться жить, не откладывать жизнь на потом. Обратный отсчет уже пошел. Глашатай уже призвал на мои похороны.

Если обряд имянаречения — это индивидуальное напоминание о смерти, то хадж не что иное, как напоминание коллективное. Он возвещает о грядущей кончине людей как вида, ведь Судный день/конец Света, как бы воспроизводимый в хадже, по сути есть коллективная смерть человечества. Поэтому идея Судного дня в культуре играет глобально ту же роль, что и осознание конечности своего земного пути в судьбе отдельно взятого человека. День суда обрывает хронологическую нить всеобщей истории, как смерть обрывает нить истории отдельного индивида, поэтому Судный  день/конец Света точно такой же двигатель жизни. Он поднимает нас из трясины забытья и безответственности, заставляя людей взаимодействовать и всем вместе брать новые вершины всеобщих достижений. Судный день пробуждает все человечество в целом.

К слову, несмотря на то что традиционные формы религиозности все больше уходят из жизни современных людей, идея Судного дня продолжает жить в человеческой культуре. Именно поэтому так популярны многочисленные фильмы-катастрофы, фильмы-апокалипсисы. Они все тот же древний религиозный мотив, только упакованный в новые светские формы.

Итак, хадж — это не туризм, не повод для селфи на фоне Каабы, как это, увы, порой, бывает. Хадж — глубинная трансформация сознания, перерождение. И те, кто проходит через него, понимают, что это значит. Поверьте, осмысленный хадж перетряхивает человека до самого основания с тем, чтобы он смог собрать себя заново.

«Хаджи возвращаются героями. Подвиг заключается в том, чтобы измениться к лучшему, начав делать то, чего не делают многие, —ценить Жизнь»

«ОБРЯД ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ — СМЫСЛОВАЯ КУЛЬМИНАЦИЯ ВСЕГО ХАДЖА»

 

Окончание хаджа отмечается праздником Курбан-байрам. Это один из двух главных праздников ислама (второй связан с окончанием поста в месяц Рамадан — Ураза-байрам).

Сегодня в информационном пространстве мы наблюдаем настоящую антиисламскую истерию. Коснулась она и интерпретаций этого исламского праздника. Некоторыми одиозными пропагандистами он часто преподносится как демонстрация кровавой жестокости мусульман. Особенно негодуют вегетарианцы, которые, следуя бездумной моде, стали повально появляться в западном мире. «Как можно убивать животное?» — вопрошают они.

Не будем вступать с ними в спор. Кому это интересно, могут зайти в YouTube. Он просто изобилует откровениями бывших веганов, которые, лишив свой организм белкового стройматериала с его незаменимыми аминокислотами, заработали кучу болезней вплоть до того, что потеряли эмаль зубов и волосы. Правда, некоторые из них не успели оставить отзывы о своих диетологических мытарствах по причине преждевременной кончины. Вместо этого просто раскроем смысл обряда жертвоприношения Курбан-байрам.

Как известно, данный обряд восходит к героическому подвигу пророка Авраама (Ибрахима), который был настолько предан Богу, что хотел принести Ему в жертву своего родного сына. Коран не уточняет, какого именно сына должна была постигнуть эта участь. В исламской традиции закрепилось, что им был Исмаил, родоначальник арабов. Согласно же ветхозаветной традиции, им был Исаак, родоначальник евреев. Как бы там ни было, Господь не дал свершиться задуманному. В самый решающий момент, когда нож уже был занесен над горлом отпрыска  Авраама, Бог остановил его и велел вместо своего сына принести в жертву барашка. С тех пор так и повелось: в Курбан-байрам, праздник жертвоприношения, режут баранов и прочий скот. Этот сюжет все мы хорошо знаем. Но что он означает по существу?

Прежде всего мы должны задаться вопросом: откуда у Авраама родилась идея зарезать собственного сына? Как гласит предание, долгое время он был бездетным, и, обратившись в молитве к Богу о продолжении своего рода, он дает обет, что если Тот дарует ему детей, то одного из них он принесет во имя Него в жертву. Так оно и случилось. Несмотря на преклонный возраст, Авраам стал отцом. Наступило время исполнить обещанное. И вот Авраам уже отвел своего сына в безлюдное место на заклание. Уже положил его наземь. Уже вознес над ним орудие убийства... Но в самый роковой момент Бог его решительно остановил.

Здесь надо сделать короткое отступление в традиционное исламское богословие. Согласно нему, есть пять главных качеств, которыми должен обладать абсолютно каждый пророк: правдивость (сидк), верность слову (амана), миссионерство (таблиг), проницательность (фатана) и чистота нрава (исма). Это минимум, без которого немыслим никакой Божий избранник. Без него никто не может подняться на ступень пророчества.

Другими словами, Бог в истории с жертвоприношением не дает Аврааму возможности остаться верным своему слову. Авраам не исполняет обещанного, перестает быть правдивым, а это ни много ни мало фундамент его пророческого бытия, его входной билет в пророческое служение. Теперь он не отвечает всем критериям, которым должен соответствовать любой пророк. Парадокс? Да. Но именно в этом и заключается воля Бога. Почему? До потому что на чаше весов была человеческая жизнь. И никакие обещания, никакие самовнушения, никакие религиозные мотивы и богословские конструкции — ничто из этого не может быть оправданием для убийства человека. Ибо человеческая жизнь важнее всего остального, даже если речь идет о пророческом деле. Другими словами, Курбан-байрам — манифест гуманизма, если хотите — культ человека, хотя некоторым людям вроде веганов ближе культ животного, ради которого они жертвуют не только своим здоровьем, но и здоровьем собственных детей, подобно тому, как в древности язычники приносили в жертву людей ради своих деревянных и каменных истуканов.

В этом смысле обряд жертвоприношения — смысловая кульминация всего хаджа. Людям, символически прошедшим через свою смерть и Судный день, осознавшим, как много пустого и ненужного было в их жизни, в день Курбан-байрама вручают финальное послание от Бога: важно осознать не только ценность своей собственной жизни, но и понять главное — бесценна жизнь любого человека без исключения. Ничто, абсолютно ничто, даже слово, данное Самому Создателю, не может быть оправданием для ее лишения. Богу это не нужно. Нам как бы говорят: «Цените и свою жизнь, и жизни других людей». И этот посыл, конечно же, обращен не только к хаджи. Он обращен ко всем нам. Вот почему Курбан-байрам отмечают во всем мире. Отмечают даже те, кто в этом году не смог поехать в святые земли. Массовый курбан — это всеобщий исход по пути Авраама в пространство человеколюбия, где нет места смертоубийству.

Хаджи возвращаются героями. В древности их встречали всем аулом. Перед ними выстилали ковры, и люди просили паломников пройти и по их улице тоже, ведь пыль с их стертых от долгого пути ног была знамением того подвига, на который способен человек. И этот подвиг заключается в том, чтобы измениться к лучшему, начав делать то, чего не делают многие, — ценить Жизнь. У всех нас осталось совсем мало времени: призыв на наш джаназа намаз уже прозвучал, а архангел Исрафил, который трубным гласом должен возвестить о начале Судного дня, уже поднес к губам свой рог...

 

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/355536
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: 

Подробнее на «БИЗНЕС Online
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: 

одробнее на «БИЗНЕС Online»
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: 
Подробнее на «БИЗНЕС Online»

Подробнее на «БИЗНЕС Online»


Подробнее на «БИЗНЕС Online»:
Подробнее на «БИЗНЕС Onlin