Исламская культура

Знаем ли мы «Законы детства» Ибн Сины?

26 Август , 2017
57 просмотров


Продолжаем публикацию рассуждений Исмагила Шангареева и Нурали Латыпова на тему философии самопознания в трактатах Авиценны

 

Исмагил Шангареев

Переходя к такому поразительному явлению в истории всемирной педагогики, как «Законы детства» Ибн Сины, хочу выразить благодарность профессору Владимиру Исхакову за предоставленные материалы и консультации, позволившие нам вникнуть в суть его авиценнологии, понять, чем это научное направление отличается от традиционного авиценноведения.

Нурали Латыпов

Читателям, наверное, будет интересно узнать, почему авиценнология предпочтительнее для нас, нежели авиценноведение, которое сегодня является предметом всех симпозиумов, конгрессов, круглых столов, посвященных наследию Ибн Сины.

Отвечу коротко. Авиценнология Владимира Исхакова — это интегративная наука, основанная на принципах синергетики и принципиально новой методологии реконструкции текстов Ибн Сины. Авиценноведение основано на цитировании его трудов  и попытках оценить его взгляды с позиций современной науки, навязывая прошлому заблуждения настоящего.

В своем предпочтении авиценнологии мы исходим из того, что просто цитировать труды Ибн Сины — недостаточно, чтобы извлечь глубинную информацию из текстов 1000-летней давности. Погружаясь в прошлое, нам важно отыскать в нем отголоски идей из будущего.

Исмагил Шангареев

Действительно, многое из того, что создано Ибн Синой, адресовано далекому будущему, по отношению к которому мы с Вами — прошлое. Вот такой парадокс. Однако пора обратиться к страницам «Канона врачебной науки».

Согласно Ибн Сине, задача воспитателя, врача и педагога, оберегать «естественные чувства ребенка», ибо «образ достойного человека формируется путем уравновешивания характера ребенка силами любви и добра. Так достигается истинное здоровье, — свободный дух в здоровом теле».

Владимир Исхаков предлагает нам провести простое сравнение между стратегией в области воспитания, которую предлагает Ибн Сина, и взглядами признанного теоретика педагогики Джона Локка, который искренне считал: «Что касается упрямства и намеренного непослушания, их можно исправить только силой и побоями, потому что от этого зла нет другого лекарства».

Лично для меня Ибн Сина и Джон Локк — это как небо и земля: с одной стороны, стратегия воспитания на века, и иезуитский совет действовать силой и побоями с другой.

Нурали Латыпов

Не спешите с выводами. Давайте лучше посмотрим, чья система принята сегодня в детских учреждениях, школах, и, наконец, в подавляющем большинстве семей в России, Европе, Соединенных Штатах Америки.

Скажу так: пока что мы живем во времена Джона Локка, а идеи Ибн Сины востребованы в основном только в мусульманских семьях, где помнят заветы пророка Мухаммада и чтут принципы Хасан аль-Адаб.

В целом же надо признать, что идеи Джона Локка о том, как надо воспитывать ребенка, оказались более востребованы жизнью, нежели законы детства Ибн Сины, и современная цивилизация приняла его идеи воспитания.

Исмагил Шангареев

Посмотрите на моих младших детей и внуков: конечно же, победила любовь и доброта. Конечно же, Ибн Сина близок всем, кто хочет, чтобы его дети выросли здоровыми духовно и физически, а главное — во всех отношениях достойными и светлыми людьми.

Да, повторяю и вынужден признать, что пока в большинстве стран выбор сделан в пользу рекомендаций Джона Локка, но, без сомнения, не за горами время «Канона врачебной науки».

Время законов детства.

Нурали Латыпов

Да, время законов детства, которые являются одной из вершин исламской культуры, все еще впереди. Вся логика воспитания Ибн Сины построена на принципе приоритета игр как основы социальной реальности ребенка.

Согласно предписаниям «Канона врачебной науки», «режим образа жизни ребенка строится на постоянной заботе, стремлении сделать его мир радостным, полным игр и душевного спокойствия».

Ибн Сина обращается к родителям с рекомендациями: «Когда ребенок просыпается от сна, то хорошо выкупать его в теплой воде и затем дать ему возможность немного поиграть. Далее, очень важно его вовремя покормить и снова отпустить, но уже для продолжительной игры на воздухе». Я понимаю так, что здесь учтено все: и радость от игры, и естественная двигательная активность, жизненно необходимая ребенку, и привыкание к коллективу, и пребывание на воздухе. Игра раздвигает реальное пространство ребенка, позволяя развиваться фантазии, воображению, обогащая душу светом творческих энергий.

Исмагил Шангареев

Я всегда радуюсь, наблюдая, как мои дети и внуки играют, как проявляются особенности их характера, умение радоваться и дарить радость. В связи с этим хочу особо подчеркнуть роль взрослых в создании условий для наполнения детской души энергиями добра и созидания.

Нурали Латыпов

Роль взрослых колоссальна, но кратко сводится к требованию Гиппократа: «Не навреди». К сожалению, нередко жизнь взрослых вторгается в мир ребенка как как грубый окрик, череда бесконечных ограничений, наказаний, порой настолько жестких, что личность ребенка как зеркало начинает отражать порочность и жестокость так называемых «воспитателей».

Исмагил Шангареев

Ибн Сина считает, что это вторжение прежде всего уничтожает естественную потребность детской души в любви, добре, радости. Маленький человек теряет данные ему Аллахом богатства души, и, как следствие, неизбежно подвергается физическому разрушению, «ибо злой нрав извращает естественную природу ребенка, проникая в недра его натуры, обусловливает проявление злобы, зависти, что отражается на его поступках, внешнем виде, иссушает его тело, делает его безразличным к чужой боли, формирует образ жестокого и трусливого человека».

Большинство порочных людей такими не рождаются, но становятся в процессе неправильного воспитания, желания взрослых доминировать над телом и душой ребенка, а если это не получается, то подобно «великому педагогу» Джону Локку не прочь распустить руки, ведь маленький человек не может себя защитить.

Нурали Латыпов

Ибн Сина утверждал, что не то что наказывать — на ребенка даже нельзя «смотреть недобрым взглядом». Он не думал о вашем раздражении поведением малыша — он думал о его душе.

Исмагил Шангареев

Правда, есть предписания Хасан аль-Адаб шлепать ребенка, если он ленится при обучении, особенно постигая мудрости Корана. Мы же с Вами знаем, что большинство детей с большим трудом приобщается к книге, к урокам как таковым?

Нурали Латыпов

Ибн Сина создавал Законы детства не как повторение, а как развитие идей Хасан аль-Адаб. Не побоюсь повториться, но он категорически запрещал любые виды наказания ребенка и при этом был сторонником довольно раннего приобщения ребенка к знаниям, но с использованием его любимого метода постепенности: сначала игры, сказки, и лишь достигнув шестилетнего возраста, в жизни ребенка должен появиться первый учитель.

«Ученичество должно постепенно входить в его жизнь, — пишет Ибн Сина, — не следует сразу привязывать его к книге». Последний совет сегодня особенно актуален, так как появились рекомендации «компетентных специалистов» начинать обучение ребенка чуть ли не с пеленок, отравляя бесполезной информацией его чистое восприятие мира.

С рождения ребенок может получать только одну информацию из внешнего мира, считал Ибн Сина. Это информация, сокрытая в музыке, в колыбельных песнях матери. Эти добрые и светлые мелодии ребенок примет сердцем и без особого труда. Ибн Сина рассматривал музыку как уникальный физиологический раздражитель с адекватным эффектом. За его рекомендацией воздействовать на характер ребенка музыкой и песней стоят глубокие знания музыкальной культуры и в первую очередь идей Пифагора, который считал, что при помощи музыкальных мелодий можно улучшить настроение, излечить душевные переживания и восстановить здоровье.

Исмагил Шангареев

Не противоречит ли это также, как запрет наказывать ребенка побоями, рекомендациям Хасан аль-Адаб в ее классическом виде? Вы же знаете о неоднозначном отношении к музыке как к средству традиционного мусульманского воспитания. Сторонники мнения, что музыка и песни являются дозволенными, ссылаясь на поздних последователей различных мазхабов, утверждают, что все четыре имама считали музыку и песни дозволенными. Однако  Шейхуль-Ислам Ибн Таймия относительно тех, кто приписывал четырем имамам подобные слова, говорил: «Это ложь, возводимая на четырех имамов, ибо они были единогласны в запретности музыкальных инструментов!»

Нурали Латыпов

Сегодня считается, что «ясным и однозначным» доказательством из Корана о запрете музыки и песен является известный аят: «Среди людей есть такой, который покупает праздные речи, чтобы сбивать других с пути Аллаха безо всякого знания, и издевается над этим. Таким уготованы унизительные мучения» (Лукман 31: 6). Я вижу здесь только то, что «покупать праздные речи» —  это оплачивать хвалебные оды, из которых сплошь состояла древняя арабская поэзия. Эти оды могли произноситься устно, но чаще преподносились в виде песен. Поскольку они не были обращены к Аллаху, а покупались людьми, погрязшими в гордыне, в Коране высказано осуждение, которое звучит однозначно: «покупка праздных речей».

Теперь мое мнение о музыке. Давайте начнем с того, что музыкальная культура, ее классические формы и смыслы являются продуктом мусульманской культуры. Я в первую очередь имею в виду труды аль-Фараби и Ибн Сины, которые стоят у истоков классической музыки.

Исмагил Шангареев

Известно, что Ибн Сина, в отличие от врачей западных областей мусульманского мира, уделявших внимание воздействию ладов и тембру струн уда, сосредоточился более на роли ритма в диагностике заболеваний. Он сопоставлял человеческий пульс с музыкальным метром и ритмом: «Тебе должно знать, что у пульса существует некое музыкальное естество. Как искусство музыки совершенно благодаря сочетанию звуков в известном соотношении по остроте и тяжести и кругам ритма величины промежутков времени, разделяющих удары [по струнам], таково и качество [ударов] пульса». Понятно, что к «праздным речам» это не имело никакого отношения.

Стоя у оперного театра Эмирата Дубай, я вспоминаю свою молодость, которая была отдана музыкальной культуре и ее распространению. 

Мусульманский мир Арабских Эмиратов — удивительное место. Здесь как будто история опережает сама себя, и при этом привкус прошлого не покидает меня, как аромат хорошего арабского кофе. Вот, к примеру, недавно читал, что еще в 1922 году Газиз Альмухаметов, будучи одним из самых популярных певцов и музыкантов у мусульманской публики начала ХХ века, приезжал в Казань, чтобы найти единомышленника по созданию первой оперы на татарском языке и на основе татарских народных мелодий. Его поддержал тогда известный татарский композитор Султан Габяши и «Сания» — первая опера на татарском языке — увидела свет.К чему я все вам это рассказываю?  Мы должны понимать, что, обращаясь к мудрости Хасан аль-Адаб, ни в коем случае нельзя забывать, в какой исторической обстановке и при каких обстоятельствах давались те или иные рекомендации. Больше того, надо помнить и о национальных традициях, которые всегда дополняли Хасан аль-Адаб. Особенно это касается тюркских народов, в жизни которых колыбельные песни занимали очень большое место. Вот, к примеру, татарская колыбельная для дочки:

 

;лли б;лли б;бк;се
Кая китк;н ;нк;се
Каенлыкка ;ил;кк;
Айсылуга б;л;кк;

;лли б;лли б;бк;се
Кая китк;н ;тк;се
Тимерчег; чил;кк;
Айсылуга б;л;кк;

;лли б;лли б;бк;се
Кая китк;н ;бк;се
Тег;чег; к;лм;кк;
Айсылуга б;л;кк;

;лли б;лли б;бк;се
Кая китк;н бабасы
Ч;лм;кчег; ч;лм;кк;
Айсылуга б;л;кк;

;лли б;лли б;бк;се
Кая китк;н айсылу
Бер кая китм;г;н
Йоклы ик;н айсылу.

Я специально привел текст песни в подлиннике, на родном татарском языке, чтобы вы почувствовали те энергии материнской любви, которые излучает каждое слово этой песни. А вот перевод, где, к сожалению, много потеряно.

Баю-бай, утеночек,
Куда ушла мамочка?
В березовый лес за ягодкой
для Айсылу.

Баю-бай, утеночек,
Куда ушел папочка?
К кузнецу за ведерком
для Айсылу.

Баю-бай, утеночек,
Куда ушла бабушка?
К портному за платьицем
для Айсылу.

Баю-бай, утеночек,
Куда улетел дедушка?
К гончару за горшком,
Айсылу подарит

Баю-бай, утеночек,
Куда Айсылу ушла?
Никуда не ушла,
Спит, оказывается.

Что может заменить эту колыбельную песню ребенку?

Нурали Латыпов

Да, Вы правы, колыбельные песни, народные мелодии — великие нравственные инструменты воспитания души.

А вы знаете почему? В них любовь, которой наградил нас Аллах, в них Дух нашего народа и, поэтому Хасан аль-Адаб  в «Каноне врачебной науки», мне кажется, ближе к нашему времени, чем ее многочисленные аналоги. Я это говорю не только на основе анализа большого источниковедческого материала — книг и рукописей, а как человек, бесконечно верящий и любящий своих детей.

Да, Исмагил Калямович, это великое богатство души — дети и внуки, и в этом смысле Вы сполна исполнили свой долг перед Всевышним.

Исмагил Шангареев

Должен Вам заметить, что любовь к своим детям — это лишь часть исполнения долга.  Любя своих детей, своих внуков мы не должны забывать, что в нашей душе должна всегда жить любовь и сострадание детям-сиротам, лишенным родительской ласки и заботы. В Коране (Сура 107, Подаяние) сказано:

Среди читающих намаз

Немало тех, кто лицемерит.

Аллаха славя каждый раз,

В Его Послание не верит.

Кто презирает сироту,

Отказывая в корке хлеба,

Молитвы шепчет в пустоту

И больше не достоин неба.

Кто не исполнит высший долг,

Отказывая в подаянье,

Тому Коран мой не помог

Проникнуть в суть Предначертанья…

(Пер. Ибн Ильяса)

Благотворительность в отношении детей, лишенных родительской опеки, — вот то, что я сегодня вижу как неотъемлемую часть Хасан аль-Адаб, в которой находят органическое сочетание исламские традиции Адаб и научные инновации Ибн Сины. В своей жизни я занимался разными вещами. Был и бизнес, и служение Аллаху в сане муфтия. Однако, где бы я ни жил — в Бугуруслане, в Москве или Шардже — я везде стремился помогать сиротам, отдавая им предпочтение в своей благотворительной деятельности.

Помните, как хорошо сказано у Пушкина: «Люби сирот и Мой Коран…»

Нурали Латыпов

Читатели, наверное, уже привыкли к неожиданным поворотам в наших с Вами беседах, но этот поворот получился очень удачным, так как затронул очень важную тему помощи детям сиротам.

Исмагил Шангареев 

Это получилось непроизвольно. Хасан аль-Адаб в интерпретации Ибн Сины — хороший повод подумать о том, что́ главное в отношении к детям, что́ сделает их достойными людьми, а что́, наоборот, развратит их душу.

Нурали Латыпов

С тем, как Ибн Сина выстраивает свою стратегию воспитания, можно соглашаться, можно не соглашаться. Я не удивлюсь, что несогласных будет больше, чем готовых следовать советам 1000-летней давности, но, завершая наш разговор, не могу не процитировать строки из его поэмы «Урджуза»:

941. Я сказал: для ребенка нет в мире запретов

                       Только игры и сказки — суть Истины в этом.

               944.  Пусть на звезды он чаще взирает, их песни

                        Всех земных голосов для ребенка чудесней.

                                                                             (Пер. Ибн Ильяса)

Исмагил Шангареев                             

Вдумайтесь в эти удивительные слова: «Пусть ребенок чаще смотрит на звезды». Это ведь не просто созерцание неба  это приобщение к его высоким смыслам на подсознательном уровне. Задолго до того, как ребенок начнет изучать Коран, он наполняется мудростью звезд, постигает безграничные масштабы творения Аллаха.

Ибн Сина не только завещал нам законы детства, но и открыл для нас нечто большее, лежащее за гранью нашего обычного мировосприятия,  школу созерцания. Согласно этой логике не только созерцание звезд, но и лазурной дали океана, и цветов, и парящих в небе птиц  все, что создано небесной Мудростью Всевышнего, должно наполнять душу ребенка даром красоты, открывать в нем скрытые таланты, вселять в его душу радость бытия. Полноценная личность формируется только в условиях радостного восприятия мира, позитивных энергий любви и веры. Этому учит исламская наука, подчеркивая важность того, с какой позиции мы подойдем к воспитанию как процессу. Вот, например, квинтэссенция рекомендаций Ибн Сины воспитателям и родителям: 

О мудрецы, учитесь у детей,
Владеющих искусством восхищаться,
И на качелях Вечности качаться,
Включая звезды в круг своих затей.

О мудрецы, помилуйте детей,
Спасите их от скуки и зубрежки,
Даруйте мудрость им, как сласти, понемножку,
Чтоб сказкой показался мир идей.

О Мудрецы, создайте для детей
Законы детства, главный из которых
Пусть утверждает право игр веселых
Для всех на свете маленьких Людей!

Эти строки впервые были опубликованы в книге Владимира Исхакова «Этюды о здоровье: Ибн Сина и его античные предшественники» (1987) и не вызывает сомнения, что в реформе воспитания, которая неизбежно грядет на фоне нарастания бездуховности в условиях технократической цивилизации XXI века, нам понадобятся мудрость и опыт наших великих предков и прежде всего непреходящие идеи исламской науки.

Позволю себе закончить нашу беседу словами известно педагога и врача Януша Корчика: «Реформировать мир  это значит реформировать воспитание».

Блог Исмагила Шангареева
Размещается на платной основе
Фотографии предоставлены из личного архива Исмагила Шангареева

Источник: http://www.newstatar.ru/archives/20000