Исламская культура

Дамир Мухетдинов: Российское мусульманство способно внести свой существенный вклад в становление новой евразийской идентичности консервативного типа

20 Январь , 2028
249 просмотров


Дамир Мухетдинов: Российское мусульманство способно внести свой существенный вклад в становление новой евразийской идентичности консервативного типа

22 января 2015 года заместитель председателя Духовного управления мусульман РФ Дамир-хазрат Мухетдинов по поручению муфтия России Равиля Гайнутдина принял участие в XXIII Международных рождественских образовательных чтениях «Князь Владимир. Цивилизационный выбор Руси» в здании Кремлёвского концертного зала.

На мероприятии в числе значимых гостей присутствовали: председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ Матвиенко Валентина Ивановна, министр культуры РФ Мединский Владимир Ростиславович, заместитель министра иностранных дел РФ Карасин Григорий Борисович, полномочный представитель президента РФ в Центральном федеральном округе Беглов Александр Дмитриевич, а также другие значимые религиозные и общественные деятели.

Предлагаем вашему вниманию выступление Дамира-хазрата Мухетдинова. Для педагогов, преподающих тематику Ислама в школах и вузах нашей страны, этот текст важен как пример развития межконфессионального диалога между Исламом и Православием в России.

С именем Бога Милостивого, Милосердного!

Нет никаких сомнений в том, что выбор, сделанный князем Владимиром более тысячи лет назад, имел решающее значение для складывавшейся цивилизационной идентичности Руси. Сейчас трудно судить о причинах этого выбора. Ясно, что легенда, переданная летописцем, отражает лишь часть реальности. Однако, каковы бы ни были подлинные причины, можно смело утверждать, что решение Владимира обусловило особый цивилизационный и геополитический статус Руси на последующие века. Оно связало судьбу Руси с античной и европейской цивилизацией, при этом позволило сохранить этноментальные особенности славян – те особенности, которые будут выявляться на всём протяжении русской истории.

Выбрать для общества господствующую религию – это выбрать мировоззренческое ядро данного общества. В этом смысле решение Владимира было судьбоносным. Оно на долгие годы связало русскую идентичность с православием. Все сферы русского традиционного общества – от быта до государственной власти – вплоть до начала XX в. были пропитаны христианскими смыслами. Ещё в начале XX в. идентичность «русский» находилась в подчинённом положении по отношению к идентичности «православный». Не нужно недооценивать и неявное влияние христианского мировоззрения на последующие события, в том числе на революцию и советский период. Религиозная сущность русского марксизма и русской революции подчёркивалась многими философами – Николаем Бердяевым, Семёном Франком, Львом Карсавиным и др.

В сознании православных людей до сих пор жива эта связь между «русским» и «православным», что, например, получило отражение в широко обсуждаемой сейчас «Декларации русской идентичности», принятой на Всемирном Русском Народном Соборе.

Не подвергая сомнению фундаментальную зависимость русской культуры от православия, я всё же хотел бы обратить внимание на то, что русский народ, хотя и сыграл решающую роль в складывании российской государственности, всё же никогда не был одинок в этом процессе. Уже во времена Владимира происходило тесное взаимодействие между славянскими, тюркскими и финно-угорскими племенами. Владимир принял христианство по восточному образцу, но он перенёс его на особую евразийскую почву, и в дальнейшем эта почва обеспечила уникальный религиозный и цивилизационный стиль данного региона.

Как известно, взаимодействие между славянскими народами и тюркскими народами было особенно интенсивным с XIII по XV вв. Георгий Вернадский убедительно показал, что складывание московской государственности происходило под сильным тюркским влиянием. Те государственные институты, с которыми Россия имела дело с XV по XX вв., обусловлены именно тюркским влиянием. В этой связи, я думаю, уместно было бы подчеркнуть, что православие было не единственным фактором, имевшим цивилизационную значимость.

Решающий цивилизационный выбор – тот выбор, с плодами которого мы имеем дело по сей день – был осуществлён в XV-XVI вв., когда российское государство расширило свои границы и включило в себя тюркские и иные народы. С данного периода Россия развивалась как особая евразийская цивилизация, хотя определённые тенденции к этому были и ранее. Современная Россия является преемницей тех решений, которые были сделаны пятьсот лет назад. И в этом контексте справедливо было бы обратить внимание на роль тюркского и мусульманского фактора.

Я думаю, можно смело утверждать, что российское мусульманство выступает хранителем тех традиций, которые были переданы ему ещё со времен Золотой Орды. Что это за традиции? Во-первых, это защита религиозных ценностей – тех нравственных норм, принципов духовности, которые проповедуются ведущими мировыми религиями. Во-вторых, это традиционный мультикультурализм – способность представителей разных религий и этносов жить вместе и осуществлять продуктивный культурный обмен. Замечу, что эта евразийская черта восходит ещё к Хазарскому каганату и Волжской Булгарии, чьи населения в своём большинстве были мусульманского вероисповедания. Наконец, в-третьих, это умеренный консерватизм – способность сочетать современный образ жизни и религиозную практику; в отличие от радикализма, умеренный консерватизм не призывает убегать от мира, он допускает возможность сохранения духовности в миру.

Мне представляется, что евразийская цивилизация, которая сейчас всё чаще ассоциируется с Россией, может стать новым оплотом духовности и консерватизма, сочетающим в себе всё лучшее, что имеется в местных традициях, всё разумное, что есть в Европе и всё важное, что есть в смежных цивилизациях. Наша специфика будет заключаться в синтезе европейского образа жизни, умеренного консерватизма и духовности. Здесь должен быть учтён как православный фактор, так и другие религиозные факторы. Я убеждён, что российское мусульманство способно внести свой существенный вклад в становление новой евразийской идентичности консервативного типа.

Сейчас действительно назрел вопрос об этой идентичности. Очевидно, многонациональная Россия не может далее развиваться ни по коммунистической, ни по европейской, ни по православной модели и ни по какой иной религиозной модели. Её цивилизационная специфика требует учёта как глобальных, так и локальных духовных традиций. Те вызовы, которые ставит перед нами Европа и ультралиберальная модель, требуют также активизации всего консервативного потенциала. В этом свете евразийская идентичность может ассоциироваться именно с теми заветами, которые вынашивались мусульманами со времён Золотой Орды – защитой традиционных ценностей, мультикультурализмом и умеренным консерватизмом. Это вдвойне актуально, если учесть, что евразийская интеграция сейчас понимается не только как экономический проект, но и как традиционалистский, консервативный проект. Максимально широко суть евразийского мировоззрения можно определить в его оппозиции к новоевропейскому мировоззрению: если ультралиберальная модель – это тотальное искоренение мира, то евразийская цивилизация – это могучее древо, растущее из старых почв.

Теперь, глядя ретроспективно на российскую историю, я думаю, следует вновь повторить тезис, который уже высказывался выше: выбор Владимира в пользу православия действительно имел цивилизационную значимость, однако решающий выбор, определивший облик современной России, был сделан в XV-XVI вв., когда Россия предпочла развиваться по евразийскому пути. Размышляя о нашей Родине, о её прошлом, настоящем и будущем, мы должны иметь в виду, прежде всего, этот судьбоносный выбор.

 

Источник - http://www.islamrf.ru/news/analytics/w-monitorings/35598/