Исламская культура

Что означает «Рождественское послание» муфтия?

20 Январь , 2028
163 просмотров


Что означает «Рождественское послание» муфтия?

В январе 2015 года появился необычный документ, который стоит внимательно проанализировать. Это - Рождественское послание Председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации и Совета муфтиев России муфтия Равиля Гайнутдина «Милость для миров: Свет выявляет контрасты» http://www.islamic-culture.ru/viewnews.php?code=2b24d495052a8ce66358eb576b8912c8. В чём его необычность и каковы перспективы появления в ближайшие годы новых «посланий» такого рода? Своими впечатлениями об этом делится главный редактор журнала «Исламская культура» Джаннат Сергей Маркус.

 

Бикфордов шнур парижских убийств

Первое, что не может не броситься в глаза – это тот фон международной тревоги, который вызван январскими событиями сначала в Париже, затем во многих странах мира. Это убийства – сначала журналистов-карикатуристов и полицейского-мусульманина в Париже, потом и персонажей, которых сразу же (без суда и следствия) объявили исполнителями преступления… самоубийство следователя… затем волны исламофобии и во Франции, и во многих иных местах. И ещё вдобавок – ответные неадекватные реакции, включая погромы христианских храмов в Африке.… Пока рано суммировать – всё это разворачивается на наших глазах. Во что? В «столкновение цивилизаций», в развал старых политических схем и союзов, в мировую войну…?

И вот на таком фоне – вдруг, неожиданно и сенсационно – слово российского муфтия в непривычной манере. В чём непривычность? В смене стиля и языка. Почему это не традиционный жанр «рисаля» (послание), и почему сменились арабские, тюркские термины на русские? А само название звучит так торжественно для русского слуха... Напоминает, конечно же, Рождественские послания и православных архиереев и Пап Римских. Что это – вторжение на чужие земли?

Ответ дан в самом тексте. «Я же стараюсь сделать язык, само послание Ислама доступным нашим современникам – разъясняет муфтий Гайнутдин. - и потому использую привычные в российской культуре слова и образы. Старославянское «рождество» в Средневековье было самым обыкновенным для обозначения физического появления человека на свет. Поэтому словосочетание рождество Пророка Мухаммада (мир ему) вполне законно в российском пространстве и сохраняет свою исламскую сущность».

Хорошо. Но зачем дублировать коллег из иных конфессий? – Оказывается, «нынешнее Рождественское послание обращено не только к тем, кто рождён в исламских семьях, кто самостоятельно избрал путь Единобожия, но и ко всем честным людям, искателям истины». Это серьёзный и предельно масштабный миссионерский посыл.

Проще говоря – здесь внутри то, что на латыни значит «urbi et orbi» - «городу и миру». Это тот масштаб, который по традиции ищут епископы Рима. Почему же наш муфтий из России решился выйти на такой простор? Ответ очевиден. Парижские события плюс кораническое требование донести Послание Корана всему миру.

Итак, первый вывод мой как наблюдателя: парижский негатив муфтий Гайнутдин решил превратить в позитив. Снять непонятный и непривычный «арабский» акцент, заговорить на русском языке, который уже давно исполняет функцию коммуникации не только внутри России, СНГ, но стал и подлинно международным языком. От себя добавлю, что следующим шагом по такой логике должны стать качественные переводы этого текста на языки мира.

О «милости для миров» - людям Писания

Действительно, первое впечатление от новации муфтия могло быть воспринято в контексте вопроса «нужно или не нужно русифицировать Ислам в России?». Это верно, но неполно. Ещё раз вспомним, к какому масштабу действий призывает послание – к диалогу со всеми искателями правды и истины. Муфтий говорит: «И в первую очередь, к тем, кого в мусульманской культуре называют «люди Писания» – к верующим в Единого Господа, «детям Авраамовым», иудеям и христианам всех направлений».

Вот недавняя встреча: читаем новость об этом.

«Вашингтон обратил внимание на реакцию российских мусульман в связи с публикацией карикатур на пророка Мухаммада (мир ему) во французском журнале Charlie Hebdo. Об этом посол США в России Джон Теффт заявил на встрече с председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином. Гайнутдин со своей стороны подчеркнул, что российские мусульмане ощущают “ответственность за судьбу мусульман всего мира” и стремятся к тому, чтобы “мусульман в мире воспринимали как потомков великих учёных и просветителей, подаривших человечеству гениальные научные открытия и целые отрасли науки”. По словам муфтия, миллионная демонстрация в Грозном под девизом “Мы любим пророка Мухаммада” является “образцом такого рода акций для мусульман всего мира”.

А недавно мировой авторитет, глава ВСМУ (Всемирного союза исламских учёных), доктор Али Мухиддин аль-Карадаги, находясь в Москве на Х Международном мусульманском форуме, утверждал: «Мы, мусульмане, взаимодействуем со всеми на основе благочестия, как нам заповедовал Всевышний Аллах: «Помогайте друг другу в благочестии и богобоязненности», с кем бы то ни было: с христианином, с мусульманином или с представителем другой религии, главное чтобы из этого сотрудничества исходило благо. И я убеждён, что самые близкие к нам люди – это христиане. Это убеждение основывается на аяте Корана: «Ты непременно найдёшь, что ближе всех в любви к верующим, являются те, которые говорят: «Мы – христиане». Это – потому, что среди них есть священники и монахи, и потому, что они не проявляют высокомерия» (Трапеза, 82). Нам предстоит перенести этот принцип, заложенный в Коране, в практическую плоскость, претворить его в жизнь».

Прошедший в канун парижских несчастий Х Международный мусульманский форум, как известно, решено продолжить – следующий пройдёт в Стамбуле. В Москве к мусульманам пришли и представители Русской Православной церкви, и Ватикана, и протестанты, и иудеи. Значит, уже прорабатывается общее поле – в противостоянии общим угрозам. Таким образом, появление Рождественского послания в определённой мере вызвано общением с конкретными «людьми Писания» и желанием продолжить работу вместе с ними. Ведь «вызовы общие» - значит, надо искать и «общие ответы»!

Не буду вдаваться сейчас в цитирование и обсуждение богословских мыслей муфтия – это дело каждой из сторон. Главное, муфтий говорит с теми, кому Сам Аллах дал такое качество – быть «детьми Авраамовыми». Единственное, что скажу как комментатор – не случайно на том Форуме принято было решение именовать Московский исламский институт в честь Мусы Бигиева. Ведь это ему принадлежит уникальная и крайне актуальная для нашего времени разработка понятия о Всеохватной милости Божией. Значит, российский Ислам созрел для понимания мысли Бигиева. Более того – готов к тому, чтобы транслировать его в мир. В ту пору, когда от «парижских спичек» может вспыхнуть мировой пожар.

Геополитическое эхо от… богословия

А правомерно ли ставить так вопрос – о некоем «геополитическом эхо от… богословия»? Извините, но уже не первый год знания (и невежество) в вопросах религии успешно эксплуатируются именно сценаристами-геополитиками. К сожалению, в основном – в антирелигиозном духе, ради стравливания народов на почве разного понимания веры. Те же карикатуры на Пророка - просчитанный вариант превращения сугубо богословско-искусствоведческой темы в детонатор мирового взрыва!

Нужны альтернативы. Нужна позитивная работа в ответ на выпады. Интересно, что в этом Рождественском послании – и такого ранее не было в праздничных приветствиях российских муфтиев! – дан сжатый философский анализ корней происходящего.

Насколько мне известно, никто ранее так не толковал аяты 45–53 из суры «ан-Ниса» - сразу в двух измерениях, богословском, традиционном для хутбы (исламской проповеди) и историко-философском. Особо выделю комментарий на 49 аят: «И разве не о тех, кто сегодня надевает на себя таблички «Я Шарли» там, в 49 аяте, сказано: «Разве ты не видел тех, которые восхваляют сами себя?». Что значит «восхвалять самого себя» с точки зрения философской, религиозной? Это предельный эгоцентризм. «Человек превыше всего!» и «человек – мера всех вещей!» – вот лозунги, с которых так внешне красиво и оптимистично начался Ренессанс в Европе, потом развился в эпоху Просвещения, затем прошёл многократное усиление в немецкой философии и, наконец, в так называемой Франкфуртской школе сформулировал идеи ультралиберализма! Те, кто не знаком с этой эволюцией внерелигиозной и затем прямо антирелигиозной мысли – прошу вас, не поленитесь, изучите эту поучительную историю».

Последнее замечание светится доброй улыбкой старого педагога. Он понимает, что говорит для аудитории, которая вряд ли сразу поймёт его, но ласково призывает «не полениться» и поработать с книгами, перечитать хотя бы энциклопедические справки по указанным темам… Хороший совет. И очень нужный. Нужный и преданным муфтию слушателям-мусульманам, и «людям Писания», и всем нам, кто стремится разобраться в окружающем мире.

В заключение скажу следующее. «Рождественским посланием» муфтий Равиль Гайнутдин не только открыл новую страницу в развитии жанра хутбы. Он вывел её на уровень «посланий детям Авраамовым» и ещё шире – всем традиционалистам, заботящимся о защите святынь. Очевидно, такой шаг муфтий сделал накануне Стамбула, условно говоря.

То есть, с «посланием urbi et orbi» он смело может идти и к европейцам и североамериканцам, которые страдают от «потери смыслов» в постхристианскую эру. А эти мои заметки – лишь капля в том океане идей, которые затронул муфтий Гайнутдин.

И я горд тем, что такое послание созрело в Москве, в нашей евразийской многоцветной культуре, с её многовековым взаимодействием этносов и верований. Уверен, что дискуссии вокруг послания – этот голос из России – дадут оздоравливающий эффект всем, кого обожгли «парижские пожары». Прежде всего – в самой Франции, на Западе, где столетиями были лаборатории и очаги великих традиций Духа. Недаром же муфтий приводит с любовью и слова Ангелуса Силезиуса и стихи великого свидетеля Единства Джелаладдина Руми!

 

«Чтоб стал твой мир прозрачен и лучист –

Ты сердце, словно зеркало, очисть!»

 

НА ФОТО – Владимир Попов (Казань), «Мухаммад (компьютерный вариант тугры)», 2002 год